Американская мечта с изборскими пряниками

Я уехала в деревню и стала печь пряники

3 564
Люди Интервью

Сейчас мы находимся в деревне Брод Изборского района Псковской области. Но родилась я в Петербурге, там училась и работала. По образованию я художник-реставратор, после учебы работала в компании при Эрмитаже, занимала должность управляющей по проектированию. У меня была солидная зарплата. Но работа была в стол, без конкретного результата.

Таня Мусатова – Мастер по изготовлению печатных пряников, владелица бренда «Изборский пряник»
Таня Мусатова
Мастер по изготовлению печатных пряников, владелица бренда «Изборский пряник»

В итоге я уволилась и занялась росписью помещений, детских. Это был очень доходный бизнес, пока не пришел кризис 2008 года. Я перешла на работу в компанию, которая занималась одновременно и постройкой зданий, и росписью. Я три года провела на стройке. Представляете, какие там ароматы мужских тел, туалеты и в целом атмосфера? Я сильно устала от этой работы.

В итоге с бывшем мужем мы начали думать о переезде из Петербурга, у него был дом в деревне Олохово, под Псковом. В результате я переехала, но одна! Деревенский дом требует внимания, чтобы согреться, надо топить две печки. Непростая задача для городского жителя! Пару месяцев я существовала на три тысячи рублей в месяц, надо было что-то предпринимать.

Тетя моего мужа тоже жила в этой деревне, и у нее давно была идея делать сувенирные пряники. Я подхватила эту идею, начала делать первые пряники, экспериментировать с рецептурой, изготовили первые формы. Главная цель — сделать хороший местный сувенир из Изборска. Здесь же нет хороших сувениров, одни китайские магнитики, ложки, расчески. По сути, я стала первым сувенирным брендом в Изборске, люди с удовольствием стали увозить с собой пряники.

Это был 2012 год. Первый рецепт пряника мы нашли в детской книжке! Потом он много раз перерабатывался, но основа осталась прежней — архангельские козули. В августе мы поехали на первую ярмарку в Сигово, которая проходит на Успение. Привезли туда 100 пряников, каждому сшили холщовый мешочек, ночами вручную рисовали этикетки. На ярмарке мы продали почти все пряники. Вечером, когда я пришла домой, просто легла на кровать без сил. Я никогда в жизни столько не разговаривала. Здесь же мне пришлось общаться с людьми с утра и до вечера, огромное количество энергии тратится на подобные презентации. Сейчас я уже научилась разговаривать много, при этом не тратить на это уйму энергии, но первое время было сложно. После ярмарки дело пошло.

Я начала ездить торговать в Изборск. Тогда у меня еще не было машины, и я возила пряники на себе автостопом. Знакомые дали мне половинку столика в импровизированных торговых рядах — так начались «изборские стояния». Это стало приносить деньги, чтобы более-менее нормально жить. Все ингредиенты я привозила cама, печка у меня была малюсенькая, и там приходилось постоянно крутить пряники, чтобы сохранялся правильный температурный режим, иначе с одной стороны подгорит, с другой недопечется. Не было ничего толком: ни тестомесов, ни инструмента, всё с нуля. Классическая история в стиле американской мечты: ты начинаешь на коленке всё делать, а потом у тебя замок. Сейчас я где-то на середине этого пути! В любом случае Биллом Гейтсом я не стану. После наездов со стороны чиновников я поняла, что комфорт в России — это когда тебя не хотят раскулачить.

Американская мечта с изборскими пряниками

Где-то через год после старта мой пряник начал получать признание. Меня пригласили на гастрономический форум, где меня назвали главным и наглым брендом. Я подумала: «Здорово, меня уже узнают!» Пряники еще были без глазури, темненькие просто. Чуть позже я начала делать для них глазурь и очень быстро нашла подходящий рецепт, придумала, как удобно и быстро ее наносить. Художественное образование не прошло даром. Я начала участвовать в пряничных форумах, там мое ноу-хау с глазурью растиражировалось. Сейчас половина печатных пряников в России делается в такой же стилистике, как у меня, при этом меня как будто не существует. Кто-то даже делает мастер-классы по глазури, которую я придумала! Но я забила, всё равно у них не получается так клево, как у меня. Некоторые художники делают единичный продукт, а не тиражные серии. Да, в одном экземпляре он, может, и круче, чем у меня, но это не история про «донести всему миру искусство и культуру».

В итоге мой муж так и не переехал, я выросла, а он нет. Так бывает. Я нашла помощника и перебралась в новую мастерскую при кафе «Черная кошка». К тому моменту я уже выиграла несколько конкурсов: везде, куда я посылала свой пряник, он либо выигрывал, либо получал приз. Это воодушевляет, я смогла себе купить тестомес, печку, подержанную машину. Мы начали ездить на рынок выходного дня в Псков, начались заказы для магазинов сувениров, частники заказывали на дни рождения и праздники. Параллельно у меня продавались пряники в Изборске, потихоньку мы начали сотрудничать с Москвой.

Год мы проработали в мастерской, но потом нас оттуда попросили, и я начала присматривать дом. Сначала искала в Изборске — и очень рада, что не сложилось. Я считаю, что в итоге нашла самый красивый дом в самом красивом месте! Я приехала сюда, в деревню Брод, посмотреть соседний участок и увидела этот дом случайно, он был в плохом состоянии. Прогулялась вокруг, посмотрела на вид, который открывается. И поняла, что если мне в такую отвратительную погоду здесь нравится — был апрель, — то как же будет восхитительно в хорошую.

Тогда же я встретила старожила этой деревни, Ивана Павловича Лермонтова. Очень колоритный персонаж, он здесь родился и на пенсии вернулся обратно в родные места. Любопытно, что он дядя моего коллеги, с которым я работала в компании при Эрмитаже, мы сидели в одном кабинете, души друг в друге не чаяли. Палыч сказал, что дом продается. Я начала добиваться этого дома. Ездила к владелице в Питер, рассказывала, как тут будет всё круто, и она согласилась мне его продать. Я собрала все деньги, что смогла, даже на бензин обратно не было после подписания сделки.

Американская мечта с изборскими пряниками

В 2016 году переехала сюда. Поставили мастерскую, нужно было в сжатые сроки возобновить производство пряника. В доме была единственная комната, где можно было жить, но там были сквозные щели. Я помню свою первую ночь: лежала и плакала, мне казалось что пауки падают на меня со стен. Мы как могли утепли эту комнату, работало две батареи. Я начала потихоньку ремонтировать дом. Это сложный процесс, дешевле его было снести, но я хотела сохранить здание, отреставрировать.

Сейчас я делаю пряники пять дней в неделю. У меня сертифицированный цех, документы на продукцию, микропроизводство. Сейчас я могу себе позволить работать по восемь часов в день, отточила технологию, а до этого восемь лет я вкалывала часов по 16. Сон, еда и работа.

Расскажу немного об этапах производства пряника. Помимо глазурирования, я еще перепридумала производство — ферментирую тесто от двух недель до 40 дней. Сначала делаю заварку: варю карамель, добавляю пряности, масло. Потом заварка ферментируется. Это северная традиция, в Архангельске когда-то так делали. Благодаря этому способу пряности отдают весь вкус заварке. И уже потом заварка смешивается с мукой и делается финальное тесто. У меня есть собственные керамические формы, как для изразца. В основном в России делают деревянные, но в силу образования мне было проще сделать керамические. Сейчас у меня порядка 50 форм, с которыми я работаю постоянно.

Еще одно новшество в моем производстве — использование неперемолотых специй. Сначала я покупала перемолотые, но в какой-то момент мне попалась партия корицы, где вместо нее была пыль дорог. Тогда я решила, что покупать пряности в размолотом виде я больше не буду, долго искала мельницы, пришлось заказывать из Европы. Сейчас я все пряности размалываю сама, это вывело вкус продукта на новый уровень. В моем прянике семь пряностей: корица, имбирь, кардамон, гвоздика, мускатный орех, красный и душистый перцы. Я езжу на крупные овощебазы закупаться пряностями, начала хорошо разбираться в их качестве.

После того как заварка настоялась, я смешиваю это с мукой и делаю основное тесто, отминаю в формах и запекаю. За один заход можно запечь от двух до трех килограмм пряника, потом он глазируется по-горячему. Упаковываем и отправляем заказчикам. Плюс я постоянно делаю новые формы для пряников. В 2019 году мой «Скобарь» занял первое место на ВДНХ как лучший сувенирный пряник.

Американская мечта с изборскими пряниками

Сейчас я чувствую себя комфортно в плане достатка. На изготовление скульптурного пряника уходит много времени — это кропотливый ручной труд. Но мне нравится мое дело, нравится конечный продукт, который получается. Плюс эмоции людей, хорошая обратная связь. Я живу в деревне, не езжу в пробках, чистый воздух, это моя земля.

Недавно я себе купила сап, вечером спускаю его на реку, завариваю термос чая и выплываю в озеро. Сидишь на нем посреди озера на закате, пьешь чай — кайфуха!

Текст, фото: Михаил Лебедев
Корректор/литредактор: Варвара Свешникова

Есть что сказать по теме? Пишите.

Похожие статьи