Врач-анестезиолог — о риске при наркозе, о зарплатах врачей и переработках

«В этой профессии никогда не будет рутины»

16 298
Люди

Опасен ли наркоз и какая анестезия лучше? Сколько длится обычная смена врачей-анестезиологов и сколько они получают за эту работу? Рассказывает врач высшей категории Юрий Кушнарев.

Юрий Кушнарев – Врач — анестезиолог-реаниматолог высшей категории, заведующий отделением анестезиологии и реанимации в «СМ-Клинике» на Волгоградском проспекте
Юрий Кушнарев
Врач — анестезиолог-реаниматолог высшей категории, заведующий отделением анестезиологии и реанимации в «СМ-Клинике» на Волгоградском проспекте

Врачом я хотел стать с детства. Профессия интересовала как сама по себе, но вдохновил и пример старшей сестры, которая четыре года (с восьмого по 11-й класс) училась в профильном медицинском классе, где больше часов отводилось на изучение химии и биологии.

После школы я поступил в Омский государственный медицинский университет. В годы моего студенчества на врача учились восемь лет: шесть лет на факультете лечебного дела (общая практика) плюс два года ординатуры по выбранной специальности. Я решил связать свою жизнь с анестезиологией-реаниматологией, так как, на мой взгляд, это одна из самых сложных областей медицины. В этой профессии никогда не будет рутины.

Обычный день врача-анестезиолога

Сейчас я работаю заведующим отделением анестезиологии и реаниматологии. Мой день начинается с обхода. Я иду в реанимацию, смотрю, что произошло за сутки. Далее общаюсь с коллегами (в моей команде девять человек), распределяю между ними операции. Еще могут быть различные административные мероприятия: планерки, общебольничные конференции.

Важная часть — работа в операционной и подготовка. Если человеку предстоит плановая операция, за сутки перед вмешательством я обязательно беседую с ним, осматриваю. Просчитываю, какой наркоз дать в каждом конкретном случае. Спрашиваю пациента, чем болел, есть ли хронические заболевания, какие медикаменты принимает, были ли операции, если да, какой вид наркоза применяли (общий, местный). Также уточняю, были ли осложнения после наркоза. Всё это очень важно и влияет не только на выбор анестезии, но и на самочувствие пациента во время оперативного вмешательства.

Какая анестезия лучше

Анестезия разная. Она может быть общей, когда человек спит во время операции, может быть регионарной (когда «выключается» определенная зона). Общая анестезия может быть внутривенной, смешанной (внутривенная плюс ингаляционная), только ингаляционной.

Какая «лучше» — сказать нельзя, так как всё зависит от того, что за операция предстоит, а также какой анамнез у человека. У разных пациентов могут быть противопоказания к различным видам наркоза. Также свою роль играет оперируемая зона. Например, при вмешательстве на конечностях или в тазовой области, в проктологических или урологических операциях часто применяется именно регионарная анестезия. А бывает, что без общей анестезии (наркоза) вообще никак не обойтись.

В большинстве операций, где нужен наркоз, применяется ингаляционная, или газовая, анестезия. На пациента надевают маску, подается специальный газ, человек засыпает. Такой наркоз можно назвать более щадящим, так как газы считаются менее опасными. Но их действие кратковременно. Поэтому в некоторых случаях анестезию подают в два этапа: газ плюс обезболивание внутривенно.

Вообще, при любой операции можно дать общую анестезию, однако существует правило — если есть возможность и нет противопоказаний, она должна быть как можно более регионарной.

Опасен ли наркоз

Многие боятся наркоза, но сам по себе он не страшен. Современная анестезия хорошо переносится. Очень часто пациенты даже не замечают, что операция уже прошла. Им кажется, что они только-только закрыли глаза.

Однако, когда человек находится под наркозом, задействованы жизненно важные органы и функции: легкие (в трахею ставится дыхательная трубка), нервная система, сердечно-сосудистая система. И это как раз не вполне безопасно.

Есть множество разных факторов, которые приходится учитывать во время наркоза. Те же самые препараты, которые вводят во время анестезии, могут давать побочные эффекты. Они могут вызывать редкие заболевания, которые смертельно опасны. Поэтому наркоз — всегда риск.

Анестезиолог, когда общается с пациентом, просчитывает именно возможность осложнений и негативных последствий, а также соответствует ли риск анестезии риску операции. Это вопрос безопасности. Если ставки очень высоки, а операцию делать нужно, данную ситуацию обсуждает консилиум врачей.

Я считаю, что во время операции чудес быть не должно.
Правильный наркоз всегда прогнозируемый. Анестезиолог должен четко понимать, что будет в каждый из моментов, когда человек находится в медикаментозном сне.

Впрочем, есть такие случаи, которые для далеких от медицины людей могут считаться чем-то сверхъестественным. А для врачей они будут закономерностью. Например, в реаниматологии есть метод, который называется плазмаферез. Его применяют в том числе у тяжелых неврологических больных. Представьте, что такого человека привозят на каталке, ходить или даже пошевелиться он не может. Но после процедуры плазмафереза пациент встает и идет сам. Для вас это будет чудом, для меня — верным применением знаний. Мы удаляем иммунные комплексы из крови, у пациента освобождаются рецепторы, к нему возвращается возможность двигаться.

График и зарплаты врачей

По идее, как у заведующего отделением, у меня стандартный график — восьмичасовой рабочий день. Но бывает так, что сами операции длятся девять или 10 часов. Поэтому случается, что мой рабочий день растягивается на 12–13 часов. Как правило, за это дают дополнительные выходные, но, если что-то происходит, приезжаю на работу. Переработки в моей профессии — нормально.

Работа анестезиолога-реаниматолога очень нервная. В нашей профессии одни из самых больших цифр по профессиональному выгоранию. Врачи тоже люди. Мы тоже переживаем.

Я как начальник стараюсь, чтобы мои подчиненные не очень много перерабатывали. Так, если у меня в команде девять мест, значит, будет девять докторов. Нельзя, чтобы было пять или шесть человек, некоторые из которых брали бы полторы или две ставки.

Также важна атмосфера в коллективе. У нас, например, теплые отношения с коллегами. Мы приходим друг другу на помощь; до пандемии организовывали совместные вылазки на природу, вместе отмечали праздники.

Что касается зарплаты, в разных лечебных учреждениях она начисляется по разным критериям. Суммы могут зависеть как от количества операций, так и от количества отработанных часов. В Москве средние цифры по зарплате специалиста моей профессии — 100–150 тысяч рублей.

В работе врачом — анестезиологом-реаниматологом прежде всего важна любовь к своей профессии. Без этого невозможно справиться с психологической нагрузкой. Нужна выносливость, способность быстро принимать верные решения. Бояться неправильно, на мой взгляд. Правильно — заранее предусмотреть, какие могут быть опасности и осложнения, помнить о них и быть к ним максимально готовым.

Что делать, если кому-то стало плохо

Если рядом с вами кому-то стало плохо, сразу же вызывайте скорую помощь. Хотите помочь — не паникуйте, убедитесь, дышит ли человек, бьется ли сердце. Если у него что-то во рту, нужно освободить ротовую полость. Не давайте пострадавшему лекарственные препараты, которые есть у вас с собой, — непрофессионалу сложно оценить ситуацию правильно и понять, что именно произошло с человеком: инфаркт миокарда, нарушение мозгового кровообращения, резкое изменение концентрации глюкозы в крови и т. д. Лечебная тактика во всех этих случаях разная, и тот же «Нитроглицерин» может как помочь, так и навредить.

При желании и возможности рекомендую пройти курсы оказания первой помощи, научиться непрямому массажу сердца. Эти навыки всегда будут полезны.

Корректор/литредактор: Варвара Свешникова
Фото обложки: RusAKphoto/Shutterstock

Есть что сказать по теме? Пишите.

Похожие статьи