Духи с русскими идеями: как работают парфюмеры в России

Запах черной смородины как мерило национального

7 749
Люди Интервью

Парфюмер Анна Агурина окончила химический университет, а потом уехала в Грасс — учиться создавать ароматы. В отличие от многих коллег, она вернулась из Франции в Россию, чтобы возродить искусство создания духов на основе русской природы и культуры.

В детстве я не хотела стать парфюмером, потому что не знала, что такая профессия существует. Многие мои французские коллеги выросли в парфюмерных семьях, где с детства родители прививали любовь к ароматам и этому искусству.

Когда я выбирала, где мне учиться, решила, что стану химиком. Исходила из того, что мне хотелось видеть материальный результат своего труда. Бухгалтер никогда не видит результат своего труда, потому что это цифры. Программист не увидит, потому что у него идеальные объекты. А художник, химик, плотник может увидеть. Мне хотелось создавать материальный объект. Однако, окончив химический университет, я поняла одно: химией я заниматься не хочу.

Около двух лет я проработала в отделе разработок российской фармацевтической компании, где отчасти применяла свое образование, но не занималась химией напрямую. В фармацевтике у меня было мало возможностей для развития, здесь более востребованы врачи, а не химики. Кроме того, мне хотелось попасть в международную компанию, хотелось стабильности.

Я работаю настройщиком фортепиано

Я продолжала искать вакансии, и меня пригласили в компанию Puig, которая входит в топ-5 больших производителей парфюмерии. Сначала поработала в отделе продаж, занималась контролем дистрибьюторов, больше финансово-продажными делами. Затем перешла в отдел маркетинга и стала заниматься бренд-менеджментом. Моими брендами были Nina Ricci и Prada. То есть в парфюмерию я зашла как человек никак не связанный с ее созданием.

Грасс и «Парфюмер» Зюскинда

В определенный момент я поняла, что парфюмерный мир меня затягивает, и мне захотелось самой этим заниматься. Но в России не было возможности освоить профессию. Я выяснила, что на парфюмеров учат во Франции и, чтобы поступить, как раз нужен диплом химика. Я подала документы в две школы, и меня приняли в одну из них, на юге Франции, в Грассе, том самом городке, где раньше располагался центр мировой парфюмерии и который был местом действия романа Патрика Зюскинда «Парфюмер».

Обучение в Грасском институте обходится в 13 тысяч евро, длится один год. Работая в корпорации, я имела годовые бонусы, которые откладывала на обучение и оплату проживания во Франции. К знаниям, уже имеющимся в химии, я получила квалификацию парфюмера.

В 29 лет я окончила парфюмерную школу в Грассе и осталась во Франции еще на три года. Работала в компании Galimard — это старинный французский дом, основанный в 1747 году. Там я занималась разработкой индивидуальных духов для маленьких компаний и частных клиентов. В какой-то момент я поняла, на чем основана их методика, как она работает, как создаются духи. Мне стало неинтересно. Прожив во Франции четыре года, я вернулась в Москву и основала здесь свою компанию, которая называется Perfume Project.

Духи с русскими идеями: как работают парфюмеры в России

Perfume Project

Во-первых, я увидела, что ниши создания духов в России не существует, потому что русские парфюмеры остаются работать за границей. Я из тех редких людей, кто вернулся и захотел использовать свои квалифицированные знания и опыт работы в России. Помимо непосредственно создания индивидуальных духов для частных клиентов, Perfume Project занимается образовательными проектами. Миссия очень простая: сейчас растет интерес к миру парфюмерии и важно, чтобы ответ на этот спрос был экспертный и квалифицированный. Моя задача — рассказывать о парфюмерии так, чтобы это было интересно.

У нас есть групповые мастер-классы, куда может прийти любой желающий, для этого не нужны специализированные знания. Входной билет на мастер-класс стоит 2900 рублей, что, на мой взгляд, очень доступно. Это возможность прикоснуться к миру парфюмерии, послушать запахи, понять, нравится ли тебе смешивать, какие сочетания тебе близки. В итоге получается небольшой аромат в лаконичной упаковке. Можно его неделю носить, а если он понравился, заказать уже в большом объеме. То есть, в принципе, сделать свои духи, которых хватит на полгода минимум.

В 2015 году мы запустили школу парфюмерии под эгидой Грасского института, где я сама училась. Это уже серьезное образование, оно занимает около года и обходится в пять тысяч евро. Деньги получает институт, у них есть свой ценник, который — особенно с текущим курсом евро — становится очень даже недоступным. В год набирается два-три потока по 10 человек.

«Вам сейчас удобно?», или Вежливость в деловой переписке

Как найти работу парфюмером

Вакансий парфюмеров в России мало, но они есть. Не все студенты, которые окончили школу, конечно же, становятся парфюмерами. Бывают люди, которые просто любят учиться. Много людей в профессии и не надо, этот мир достаточно камерный.

Есть те, кто потом применяет эти знания для своих собственных проектов, например открывает свою марку. В 2020 году наши выпускницы Катя Зинченко и Саша Глюк запустили свой бренд Pure Sense. Этот проект сделан совместно со слепыми, в его основе — идея чистого восприятия запахов. Коллекция сейчас уже в продаже. Другая выпускница, Юлия Виноградова, делала духи до того, как пойти учиться, но в процессе учебы поняла, как их сделать качественно. Она переработала свои формулы, у нее очень тонкий, красивый почерк. Это стильные духи в красивой упаковке. Ее бренд называется Metaphysica Parfums, и она запустила его в родном Красноярске. Я очень горжусь, что такой красивый проект появился не в Москве.

Любимые ароматы

Я люблю разные духи, для меня это связано с настроением. Если говорить про марку, то мне нравится большинство классических ароматов, которые выпущены под брендом Hermès, потому что их делал парфюмер Жан-Клод Эллена — он ушел на пенсию два года назад, я у него немного училась. Мне очень нравится его философия и нравится его лаконичный подход к составлению формулы. Он может делать очень-очень красивые духи, например Jardin sur le Nil — «Сад на берегу Нила» из серии «Сады», состоящие всего из 14 компонентов. Четырнадцать — это очень мало. Старинные формулы могли содержать до 300 компонентов. Но чем меньше компонентов, тем на самом деле точнее их надо выбрать и соблюсти правильные пропорции.

Духи с русскими идеями: как работают парфюмеры в России

Если парфюмер создает духи, у него всегда есть конечная точка, к которой он идет. Никогда не бывает, что ты берешь каплю того, каплю другого, каплю третьего. Ты конкретно понимаешь, что ты хочешь сделать. Исходя из своей конечной цели пишешь формулы, выбираешь вещества. И когда ты добиваешься конечной цели, твоя формула готова. Она, кстати, никогда не бывает равной тому, что задумываешь. Но в какой-то момент времени парфюмер останавливается. Это и есть его результат.

Что означают «модные» слова и аббревиатуры в вакансиях

Технологии

У искусства нет ограничений. Его могут ограничить только ресурсы. А пока у нас есть натуральные вещества, есть синтетические, мы можем духи делать. Пока в головах есть новые идеи, будут возникать новые ароматы.

Новые технологии, конечно, расширяют возможности: например, делать фракционирование научились не так давно. То есть не просто получать какое-то эфирное масло, а выбрать только те фракции, которые нравятся, например убрать пигмент, чтобы масло стало бесцветным. Тогда можно будет потом духи перекрасить. Есть возможность из эфирного масла либо абсолюта извлечь аллерген и сделать масло безопасным.

Начиная с ХХ века в распоряжении парфюмерии появились удивительные технологии, например технология headspace на основе газовой хроматографии. К примеру, можно пойти в поле со специальным портативным прибором. Накрыть данным прибором цветок эдельвейса, подождать около получаса и получить формулу того, как пахнет пространство под колпаком прибора, не срывая сам цветок (эдельвейс занесен в Красную книгу). Дальше парфюмер может расшифровать данные и понять, чем конкретное место пахнет, какие конкретно в нем есть молекулы.

Парфюмерия в России

В России до революции было большое парфюмерное производство. И многие известные парфюмеры, в том числе, например, Эрнест Бо, который создал «Шанель № 5», работали в Москве и Санкт-Петербурге. А после революции большевики решили, что советскому человеку духи не нужны. Фабрики трансформировали в мыловарни, и осталось только мыло.

Позже появлялись легендарные русские духи, как, например, «Голубой ларец», «Красная Москва», «Малахитовая шкатулка». Люди, которые их делали, — это парфюмеры, которые остались с тех времен, XIX — начала ХХ века. И к сожалению, к 1980-м годам это было полностью утрачено. Все фабрики, которые остались в России, уже духи сами не придумывали. Духи им придумывали французские парфюмеры, а в России французские формулы просто разбавляли спиртом. В России нет ни одного производства духов, где бы сидел русский парфюмер, который придумал формулу, и производил духи. Вот это, на мой взгляд, огромное упущение.

Я стала учиться как раз с той целью, чтобы это изменить, чтобы появились духи, которые сделаны в России не потому, что здесь находится производство, а чтобы они были сделаны с русскими идеями, чтобы человек, который придумал духи, мыслил теми же самыми категориями, что и люди, которые будут их носить.

Например, русские люди очень любят чай со смородиной, потому что в детстве бабушка брала этот листик смородины, заливала кипятком — получался смородиновый чай. Нам нравится этот аромат. И во Франции тоже есть смородина. Однако смородина для них не каникулы у бабушки, это совсем другие ассоциации (тот самый кир-рояль). То есть духи с одним и тем же компонентом осмысляются по-разному.

Духи с русскими идеями: как работают парфюмеры в России

Я вижу свою миссию и в том, чтобы у нас возродилось искусство создания духов русскими людьми исходя из понимания русской природы, русской культуры. Может быть, из каких-то исключительно русских ингредиентов, которые малопопулярны за пределами страны. Вот это мне кажется очень важным, мы это уже делали, у нас это уже получалось. Обидно, что для нас до сих пор продолжают делать духи французские парфюмеры. Мне кажется, они могут делать замечательные ароматы для граждан своей страны, но у нас должны быть и свои собственные.

Текст, фото: Станислава Новгородцева
Корректор/литредактор: Варвара Свешникова

Инструкция: что делать, если у вас нашли недостачу

Есть что сказать по теме? Пишите.

Похожие статьи