Орнитологи в аэропорту Внуково — профессиональные охотники

Как ручные соколы отпугивают птиц на аэродромах

5 772
Люди Интервью

Штат аэропорта — это не только диспетчеры, авиатехники и грузчики багажа. Дмитрий Ларин возглавляет орнитологическую службу в аэропорту Внуково, и работы у него хоть отбавляй. Дмитрий рассказал, как соколы защищают аэродромы и как готовят птиц для такой работы.

Дмитрий Ларин – Орнитолог в аэропорту Внуково
Дмитрий Ларин
Орнитолог в аэропорту Внуково

Увлечение птицами, которые используются в охоте (соколы, ястребы), захватило меня еще в детстве. В третьем классе я дружил с мальчиком, чья семья была из Казахстана. И как-то летом он пригласил меня в гости на свою малую родину. В одном из переездов по стране мы остановились в каком-то ауле. Помню, вышел на улицу и увидел казаха, который ехал на лошади, на руке у него сидел беркут, а сзади лежала добыча (сайгак или антилопа). Эта картина меня настолько поразила и зацепила, что следующие полтора месяца, что мы там были, я ходил за охотниками хвостом, просил их что-то показать мне, чему-то научить.

По возвращении домой стал серьезно заниматься этой темой — много читать про ловчих птиц. Постепенно страсть к соколиной охоте вытеснила даже спорт — в 11 лет я уже был к. м. с. по горным лыжам среди юниоров. Дальше — больше. Я познакомился с ребятами, которые занимались птицами уже не по книжкам, и людьми старшего поколения, которые, по своей сути, были энтузиастами соколиной охоты. В советское время ее традиция была практически уничтожена, но нашлись настоящие фанаты своего дела, которые стали возрождать это красивое и благородное искусство.

8 идей для необычного отпуска в России

В орнитологию как в профессию я попал не сразу. Сначала пошел работать кипером — кормил в зоопарке животных. Уже потом устроился в одну из первых коммерческих организаций, занимающейся биорепеллентацией — работой с биорепеллентами, живыми существами (в моем случае — хищными птицами), которые борются с нежелательными птицами на какой-то определенной территории. Там же познакомился со специалистом из авиационной орнитологии — сферы, которая занимается решением проблем, связанных с птицами, животными, на территории летного поля.

Благодаря ему впоследствии я и попал на работу в международный аэропорт Внуково им. А. Н. Туполева.

Сначала был один, потом постепенно собралась группа. За неполные 15 лет, изначально придя на должность инженера без категории, я дорос до начальника службы по орнитологическому обеспечению безопасности. Сейчас в моем подчинении семь инженеров-орнитологов. Также у нас есть сотрудник, который отвечает за научную работу: изучение птиц, их повадок не прекращается никогда. Что же касается вопросов ветпомощи — мы сотрудничаем со специалистами Московского зоопарка.

Основная задача орнитологов в аэропорту — минимизировать риск столкновения живых существ с самолетами. Нам надо сделать так, чтобы количество посещающих летное поле животных и птиц не создавало помех для работы воздушных судов, не угрожало безопасности людей.

Чтобы убрать диких животных и птиц с аэродрома, используются как хищные птицы, так и различные методы отпугивания. Их три категории:

  • разнообразные шелестящие ленты, виниловые шарики с проблесками, чучела, воздушные змеи и т. д. Это бесполезные устройства;
  • газовые пушки, мощная пиротехника, маяки (световые приборы). Они хорошо зарекомендовали себя, но всё равно наблюдается эффект привыкания: через какое-то время использования птицы перестают их бояться;
  • капканы гуманного типа, живоловушки, сети и проч. Эта техника наиболее эффективна в нашей работе.

Работа хищных птиц в аэропорту дает колоссальные результаты. Почему? Пример прост: вы знаете, что вас хотят съесть. Наверняка, осознавая это, вы бы не выходили из дома. Птицы и животные мотивированы по-другому. В поисках корма они вынуждены покидать свои жилища. И на генетическом уровне в них заложено, что вокруг — враги и опасность. Поэтому, когда обычные птицы видят хищную, понятно, что они боятся ее и уже не летят в эту сторону.

Также в рамках нашей работы делаются постоянные объезды территории, ведется учет имеющихся видов, проводится много полезной бумажной работы, производятся закупки нужного оборудования. Мы занимаемся вырубкой кустарников, заботимся о том, чтобы везде был порядок: та же стихийно образовавшаяся свалка может привлекать птиц и животных, которые могут угрожать безопасности полетов.

Все в команде, кроме одного человека, являются профессиональными охотниками, трое — сокольничими. Это важно, так как нужно понимать и опасность нашей работы — здесь имеется в виду и взаимодействие с самими хищными птицами, нашими пернатыми «сотрудниками», которые могут серьезно поранить, например вцепиться когтями в лицо или «пробить» руку через перчатку. И специфику работы с дикой природой. Высок риск встречи с животным, больным бешенством — смертельно опасным заболеванием. Или же при ловле цапель, если чуть зазеваться, можно получить очень опасную травму.

Я профессиональный рыбак

Ударом клюва цапля пробивает эмалированное ведро.

Поэтому нужно знать такие моменты и учитывать их.

Как правило, «работающих» с орнитологами хищных птиц не бывает больше четырех (если речь про команду из восьми человек). У каждого нашего сокольничего своя птица. Еще случается, что есть одна, максимум две резервные. Нередко питомцы погибают: бьются об ограждения, попадают под машины, сталкиваются с высоковольтными проводами, могут быть убиты фермерами из-за того, что напали, скажем, на курицу, и т. д.

Новых птиц мы берем либо в питомнике, либо из дикой природы. Во втором случае, оформив специальные документы, можем забрать из найденных на определенной территории гнезд сколько-то птенцов (всегда должен оставаться один; птицы не умеют считать, им важен процесс дальнейшего выкармливания). Это гуманнее, чем ловить уже подращенную особь. Вероятность выжить в природе, к примеру, всем четырем птенцам довольно невелика. Кроме того, с такой птицей проще работать. Это не значит, что она будет любить тебя, как кошка или собака. Но она не знает, как протекает жизнь на воле. В остальном это такое же дикое животное, которое, если не хочет, не будет есть или летать. Ты ее не заставишь.

Подготовка птицы для работы занимает примерно один-полтора месяца. Однако всем навыкам она учится в течение первого года жизни. После того как мы берем птенцов из гнезда, они растут у нас в закрытых вольерах. Они ничего не видят, кроме своего «дома»; при этом слышат шумы дороги, посадки-взлета самолетов. Как только птица повзрослеет, у нее опадет очин, перо окрепнет, ее можно доставать из вольера, надевать на лапы путцы (опутенки), на голову — клобучок (шапочку). Сперва ее приучают к тому, чтобы она просто сидела в этом клобучке. Затем его постепенно снимают в полутемном помещении.

Сначала с птицей ходят по комнате, затем нужно постепенно делать так, чтобы она привыкала взаимодействовать с большим количеством людей.

Полезны те же самые прогулки по городу (но нельзя показывать потенциальную добычу — голубей, ворон). Также важно натренировать ее таким образом, чтобы она ела с руки: перепрыгивала на руку за мясом с метра, потом с двух и так далее.

Нюансов много. Но весь этот процесс направлен на то, чтобы птица перестала бояться окружающей среды и привыкала к ней.

Орнитологи в аэропорту Внуково — профессиональные охотники

При этом огромное значение для нее имеет постоянный социум. Птица должна жить с человеком. Так что у многих орнитологов их подопечные проживают прямо с ними в квартире. Конечно, это может нравиться не всем домашним. Но соколиная охота и орнитология требуют полной концентрации и погружения. Поэтому, если выбираешь этот вид деятельности, остальным нужно подстраиваться. У меня была девушка, которая сказала мне, что, если птица будет жить с нами дома, у нас ничего не получится. Практически на этом наши отношения с ней закончились.

Наши «рабочие» птицы не сидят в вольерах. Во время трудового дня, если они не выезжают в поле, находятся с нами, в офисе. И если мне нужно, я беру птицу с собой даже тогда, когда иду во двор гулять с собакой. Для них очень важна такая «нагрузка на мозг». Только такие птицы делают всё идеально.

Орнитологи в аэропорту работают постоянно. Даже если сейчас на территории нет птиц, при благоприятных условиях они там появятся через какое-то время. Особо же горячая пора наступает весной и осенью — это время миграции.

Я, как начальник, работаю по стандартному графику 5/2. Мои подчиненные — 2/2. Переработки случаются; у меня, например, постоянно. Я могу выйти и в субботу. Также мой рабочий день начинается в 8–8:30, а заканчивается не раньше 20:00. Меня это устраивает, так как я очень люблю свою работу. Мне в ней нравится всё: и то, чем занимаюсь, и какой у меня коллектив, и какие отношения с начальством. Также у нас достойная зарплата.

Соколиная охота — жизнь для меня. Она забирает практически всё время, в том числе и свободное. Потому как иначе нельзя: если возвращаться к ней урывками, ничего не получится. Все мои отпуска — это, считай, выезды на охоту. Только в этом году я впервые за много лет поехал на море с семьей, поскольку моя птица погибла. Теперь жду нового товарища и партнера.

Как дневной сон помогает в работе

Корректор/литредактор: Варвара Свешникова
Фото: из личного архива героя
Фото на обложке: acceptphoto/Shutterstock

Есть что сказать по теме? Пишите.

Похожие статьи