Я работаю фрезеровщиком на заводе, с удовольствием

Хотя об этой профессии мало кто знает — часто путают с токарем

12 764
Люди Интервью

О профессии фрезеровщика я узнал, считай, случайно. В 80-е, да и сейчас, было больше слышно про токарей. Как-то разговорились с соседом по дому, который был на два года старше, — он и рассказал, на кого и где учится. Расписал всё в лучшем виде, заинтересовал. И я после восьмого класса школы поступил в техническое училище № 126 города Москвы. Окончил его через три года, получил среднеспециальное образование и с четвертым разрядом отправился на завод.

Михаил – Фрезеровщик на заводе
Михаил
Фрезеровщик на заводе

Что общего у токаря и фрезеровщика

Во время учебы мы проходили практику на предприятиях. Меня распределили на ММЗ «Скорость», ОКБ имени Яковлева (экспериментальное производство). С перерывом на армию я там отработал девять лет. Далее случились 90-е, многие заводы закрылись или перестали выпускать продукцию. Однако не все: я перешел на МОСЗ (Московский опытный светотехнический завод). Работал в инструментальном цехе: мы делали штампы, формы для изготовления деталей. Также, поскольку денег не хватало и нужно было кормить семью, подрабатывал ремонтом машин. Интересно, что, хотя профессия фрезеровщика и автослесаря далеки друг от друга, мое образование помогало оценивать качество некоторых автомобильных деталей. Так, могу понять, хорошо ли отлито то или иное изделие.

Часто фрезеровщиков путают с токарями. Да, и те и другие заняты у станков: изготавливают из различных металлов детали. Но всё же это разные специальности. Токари делают круглые детали, фрезеровщики плоские — прямоугольные, квадратные, шестигранные. Первые точат по диаметру, вторые — по плоскости. В процессе работы у токарей вращается деталь, и они точат ее, подводя инструмент. У фрезеровщиков, наоборот, заготовка неподвижна, а инструмент вращается — направляется фреза.

«Дресс-код» и производственные травмы

Мое рабочее место — это универсальный фрезерный станок, на котором я выполняю все необходимые операции. Также рядом находится тумбочка, где хранятся измерительный инструмент, фрезы и другие приспособления, необходимые для работы.

«Дресс-код» у меня тоже есть — спецовка и защитные очки. У некоторых станочников на их станках есть защитные экраны, но у меня нет. Так что использую очки, чтобы металлическая стружка не попадала в глаза.

А вот перчатки у нас запрещены по технике безопасности. При этом украшения, например обручальные кольца, носить можно. Но нужно быть готовым, что из-за постоянного соприкосновения с металлом через довольно непродолжительное время кольцо потеряет свой товарный вид. Поэтому свое я на работу не надеваю — берегу.

Если говорить о производственных травмах, они случаются редко. Есть повреждения — значит, не была соблюдена техника безопасности. За этим следят строго: регулярно проводят инструктажи. Какие-то — раз в месяц, какие-то — раз в квартал.

Правила ТБ простые: например, пока фреза не остановится, нельзя ее трогать. Или нельзя производить измерения детали, пока крутится рабочий инструмент, не остановится его вращение. Если всё соблюдать, пальцы и руки будут целы, опасности нет.

Как и во всех профессиях, у фрезеровщиков есть свои «профессиональные» заболевания, которые проявляются с годами. Поскольку весь день проводится на ногах, страдает опорно-двигательный аппарат: у одних варикоз, у других болят колени, у третьих — проблемы со спиной, поясницей. Я из последней категории. Когда болит поясница, работаю в специальном поясе.

Почему молодежь не идет на заводы

Что же касается самой работы, нам, рабочим, задания раздает мастер (на других заводах он еще может называться бригадиром). Он приносит чертежи, заготовки, технологию.

Мастер следует плану и графику изготовления деталей: что-то нужно изготовить быстро, другая партия может повременить. Для эффективной работы важна правильная схема распределения нагрузки на станочников.

Рабочий не всегда может дорасти до мастера. И чтобы стать хорошим мастером или управленцем, нужно знать производство. С этим в последнее время проблемы. Молодые специалисты хотят зарабатывать деньги, но не вникать в процесс.

Не могу сказать, что молодежь не идет работать на заводы. Идет. Но, чтобы заменить старшее поколение, пока объем недостаточный. С одной стороны, «непопулярность» работы фрезеровщика связана с тем, что про нее мало кто знает. Как-то не рассказывают, что ли, или специальность считается неперспективной. У нас на производстве из проходившей практику группы ребят пришел на работу только один. Другие молодые парни попадают кто как — кто по знакомству, кто от родственников. При этом необязательно иметь среднеспециальное образование по профессии или даже опыт работы. Выделяют наставника, учат с нуля, дают разряд.

Разряд для фрезеровщика — своего рода карьерный рост. Я работаю больше 35 лет, и у меня пятый разряд. Высший — шестой. Из училища раньше выходили с третьим или с повышенным, четвертым. По идее, если опыта работы нет, на завод берут учеником и присуждают первый разряд. Однако чем ниже уровень, тем меньше денег. Поэтому, чтобы стимулировать новичка, часто ему записывают третий разряд. Возможно, не очень высокая зарплата на начальных этапах — как раз вторая причина, почему люди не приходят на заводы.

О зарплате и графике работы

Цифры зарплаты зависят от многих факторов: опыта, предприятия, цеха. Поэтому, если хотите стать фрезеровщиком, нужно просматривать все предложения. Есть сдельно-окладная работа (у меня такая): платится фиксированный оклад плюс то, что ты наработаешь. Больше сделал — вроде как больше получил. Хотя тут тоже многое зависит от стоимости деталей: 50 деталей одного вида могут стоить меньше, чем 10 деталей другого. А работу фрезеровщику дает мастер — выбрать невозможно.

Другой вариант — чистая «сделка». Человек берет наряды. И уже сколько выполнил заданий, столько и получил денег. Но это очень тяжелый труд.

График работы стандартный: пятидневка, восьмичасовой рабочий день, перерыв на обед. Но всё снова-таки зависит от предприятия. Я, например, начинаю работать рано — в семь утра, в 16:00 уже свободен. Вместе с тем можно взять больше смен или больше часов, выйти на работу в дополнительные дни. Заработать обычно дают. Правда, когда у завода есть необходимость — скажем, большой заказ. Еще одно ограничение — законодательство. Есть определенные границы, за рамки которых переработки выходить не должны.

Моя работа мне нравится и приносит удовольствие. Считаю, не зря ее выбрал. Сейчас я работаю на серийном производстве, и это добавляет небольшую ложку дегтя: в отличие от экспериментального, здесь много рутины, детали меняются не так часто, как хотелось бы. Несмотря на то, что работа у фрезеровщика механическая, разнообразие заданий всегда вдохновляет. Так что могу сказать, что определенный элемент творчества всё же присутствует.

Считаю, что главное для человека — его семья. В этом мне повезло: с женой мы уже 30 лет вместе, вырастили дочку, радуемся внучке. В свободное от работы время люблю что-то мастерить для дома. Не так давно заинтересовался изготовлением мебели из мебельных щитов. Сделал на дачу комод, пару шкафов, табуретки, игровой домик. Читаю книжки по этой теме, смотрю видео в интернете. В процессе вспомнились школьные уроки труда и освежилось черчение, которое нам преподавали в училище. Планирую закончить скамейки для беседки и приступить к новому «заказу» — качелям.

Корректор/литредактор: Варвара Свешникова
Иллюстрация: Nestor Rizhniak / Shutterstock

Есть что сказать по теме? Пишите.

Похожие статьи