Алексей работает дворником и ставит спектакли в театре центра «Антон тут рядом». Он рассказал Анне Боклер, какой работой можно заниматься с диагнозом ЗПР, кем работал он сам и как живет на нынешние доходы.

Алексей – 29 лет, дворник и режиссер
Алексей
29 лет, дворник и режиссер

Я окончил школу восьмого вида. О ней у меня остались достаточно смутные и плохие воспоминания. Я, когда был маленьким, постоянно баловался на уроках, возможно, ко мне нужен был какой-то особый подход, но учительница просто подходила, кричала: «Записывай!» — и ударяла линейкой по рукам. Еще как будто бы подговаривала других детей бить меня в коридоре. Один раз, в третьем классе, она отвела меня в туалет и выбила зуб.

После этого мама настояла на домашнем обучении. К нам в квартиру приходила хорошая учительница, она одна вела все предметы и много в меня вложила. Она научила меня считать, писать тексты, узнавать на карте разные города. Правда, в отличие от других школ не было иностранных языков и физики.

В общем, за 12 лет я окончил восемь классов, получил аттестат. Мы с учительницей и мамой обсуждали много раз — на кого мне пойти учиться дальше. Они хотели отправить меня на лозоплетение, а мне хотелось пойти на обувщика, мне кажется, это денежно — ботинки нужны всем. В итоге я сам съездил в Профессионально-реабилитационный центр на «Волковской» и подал документы на обувщика. Кстати, туда был вступительный экзамен: нарисовать круг на листе бумаги, если получилось ровно — ты зачислен.

Я так много лет сидел один дома, что был счастлив наконец оказаться в группе — у нас были люди с ЗПР, аутизмом, глухотой. У меня появились друзья. После двухгодичного обучения я был очень счастлив получить второй разряд — сам написал дипломную работу. Описывал, как применяются различные технологии на производстве, копировал фото машин для изготовления обуви. Если устраиваешься на фабрику обувщиком второго разряда — вкладываешь стельки, раскладываешь обувь по коробкам, с машинами не работаешь.

Получив диплом, я пришел на фабрику ортопедической обуви, где проходил практику, — там не было мест. Съездил на все остальные фабрики обуви — тоже не сложилось. Тогда я устроился курьером в одну контору и не сказал им про инвалидность. Нужно было развозить документы. Мне повезло, что тогда у этой компании было очень мало клиентов: мне доставалось два-три конверта в день. К каждому конверту давали распечатку с адресом на карте, я доезжал до нужного метро, а дальше спрашивал людей про улицу, дом находил сам по номеру. Для меня это был определенный драйв в том, что всё получается. Через месяц меня стали оформлять на постоянную работу и узнали про инвалидность — пришлось уйти. Они попросили об этом с формулировкой: «Нет специальных условий».

Несколько месяцев я не работал, и в конце концов мама заставила меня встать на городскую биржу труда. Там мне практически сразу предложили вакансию дворника на полставки. Собственно, на этой должности я и работаю уже семь лет. Я должен убирать двор и два сквера около метро «Балтийская». Зимой рабочий день продолжается с восьми утра до двух часов дня. Летом — с семи до часу. Пятидневка. Я приезжаю на полчаса раньше, переодеваюсь в спецодежду, разбираю инструменты и начинаю выполнять работы. На мне уборка мусора с газонов, чистка дорожек от снега, посыпка наледи, смена пакетов в урнах. От дома до работы добираюсь 40 минут, но на проезд не трачу — у меня льготная проездная карточка, — еду в течение смены я тоже не покупаю, только в сильные морозы беру с собой чай. Завтракаю и обедаю дома.

На самом деле, мне тяжело работать: в некоторые дни очень устают руки и болит спина. Всегда встаешь раньше всех и идешь по пустым улицам. На работе у меня нет коллег и знакомых, кабинка со спецовкой и инструментами рассчитана на меня одного. Иногда несколько часов тратишь, чтобы разбить одну глыбу льда. Летом можно подрабатывать на газонокосилке, но для этого надо проходить специальное обучение, которое мне не светит из-за инвалидности.

Из плюсов работы — отличные отношения с начальством, всегда могу договориться уйти немного пораньше, если мне что-то нужно, ну и деньги имеются стабильно.

В течение семи лет зарплата несколько раз повышалась, сейчас я получаю 15 тысяч в месяц, в декабре и январе — премии. Плюс пенсия по инвалидности (у меня вторая группа) — 13 тысяч. Таким образом, мой бюджет на месяц — 28 тысяч. Половину я отдаю на семейные траты (я, мама, Саша и Таня — мои младшие сестры), вторую половину трачу на себя.

Обычно стараюсь записывать, чего мне хочется, и понимаю, укладываюсь ли я. Присматриваюсь, какая в городе мода, выбираю что-то из одежды. Этой зимой купил кожаные сапоги и пальто-одеяло на 10 тысяч, весной куплю джинсовый костюм. Иногда позволяю себе всякие дополнительные удовольствия: например, осенью несколько раз в неделю ел в «Макдоналдсе», каждый раз брал огромный гурме-бургер и картошку, чек выходил 300 рублей. Еще однажды зашел в ресторан «Две палочки» — я постоянно смотрел на их витрину по пути с работы домой. Решил, наконец, попробовать. Взял суп, вок, курицу, на роллы не хватило, но уложился в полторы тысячи. На прошлый Новый год ездил с сестрой в Выборг, снимали там хороший номер в отеле с бассейном.

Однако обычно стараюсь экономить. В прошлом году накопил 50 тысяч, сделали ремонт в коридоре и санузле. Правда, бывают и неожиданные расходы. Недавно сломался телефон, я пошел в магазин, выбрал Samsung, такой, как мне хотелось, за 28 тысяч, немного не хватало — оформил кредит. Только в следующем месяце понял, что поставил подпись под предложениями о всяких дополнительных услугах: страховка, сервис... И общая сумма вышла 55 тысяч.

Много лет я шел с работы домой и все вечера смотрел сериалы на телефоне. Было скучно, и свободное время уходило в никуда. Думал пойти разносить газеты по вечерам, но смысл, если мне на всё хватает... В этом году прошел отбор в театр центра «Антон тут рядом». У нас вся труппа — ребята с аутизмом и ЗПР. Два раза в неделю мы собираемся и репетируем.

На Новый год я ставил моноспектакль — надо было рассказать сказку про конкретного человека. Я вырезал из картона куклу, ее звали Алиса, она родилась толстым и неуклюжим ребенком, а мечтала кататься на коньках. Ее не приняли ни в одну секцию — постоянно падала на лед и расшибала коленки. Она просто ходила на каток рядом с домом и каталась каждый день, а когда она стала взрослой, все заметили, какого мастерства она добилась. Таким образом, она и без школы фигурного катания смогла стать чемпионкой, потому что была упорна и всё время скользила. Алису подсвечивали во время рассказа. Мне сказали, что это было красиво. Летом я буду выпускать спектакль о своей жизни: о том, что сначала всё было тяжело, а потом я научился не расстраиваться по всякому поводу, принимать всё как есть и делать, что могу, тогда и жить стало лучше. Я буду рассказчиком, а ребята из труппы будут играть прохожих, одноклассников, коллег.

За театр я не получаю денег, но это место, где меня слышат и поддерживают.

Так что я считаю, что всё сложилось очень гармонично: работа дворником — для денег и трудового стажа, театр — для счастья.

Текст, фото: Анна Боклер
Редактор: Ирина Филатова
Корректор/литредактор: Варвара Свешникова

Есть что сказать по теме? Пишите.

Похожие статьи