Живописец-штамповщик показывает, как делают посуду на Императорском фарфоровом заводе

«Если всё по вкусу добавлено, то результат будет замечательный»

1 073

Я работаю на Императорском фарфоровом заводе 36 лет! Хотя всё началось банально. В 1986 году я трудилась в торговле, мой ребенок как раз пошел в школу и сменная работа перестала мне подходить. Я проходила мимо фарфорового завода и решила зайти. Вот так, абсолютно случайно, я оказалась здесь. Судьба!

Я пишу иконы для нового храма

Работа мне понравилась, коллектив тоже. На первый взгляд можно подумать, что работа очень простая и легкая, но она требует концентрации и усидчивости, максимально точных движений. Учили нас прямо здесь, на заводе, около полугода. У меня достаточно быстро стало всё получаться, и меня перевели из учеников в живописцы.

Моего мастера звали Борисова Галина Александровна, она обучила меня всем тонкостям мастерства. Мы всегда тепло общались и дружили семьями, в гости друг к другу ходим. Вместе с ней я делала первые шаги в профессии. Но в этой работе мастер может показать не всё: много моментов, которые надо почувствовать самой. Например, слой наносимого раствора золота. Какой толщины его сделать на стекле перед нанесением штампом на изделие, правильная ли консистенция, сколько добавить лаванды, сколько добавить золота. Надо найти правильные пропорции, чтобы получалось красиво и после обжига золото блестело. Если я переборщу с лавандой, то после обжига нанесенный орнамент легким движением пальчика может стереться. Это брак.

А если всё по вкусу добавлено, то, значит, результат будет замечательный. Это чувствование приходит с опытом: я даже не могу объяснить словами — просто знаю, сколько чего надо. Это уже мастерство.

Помимо технических моментов, я запоминала ассортимент. На изделиях используются разные штампы, требуется время, чтобы это запомнить. А ассортимент у нас сейчас большой — в советское время такого не было. Что нужно советскому человеку? Сервизы, чашка, блюдце и тарелки. Сейчас всё поменялось, у нас в разы больше коллекций и продукции.

С годами растет мастерство, с ним скорость твоей работы, а следовательно, и твой заработок. На нашем участке сдельная оплата труда. Но есть контроль качества, и ты должен ставить себе высокую планку. Это кропотливый, трудоемкий процесс, поэтому требуется максимальная концентрация и опыт. Руки сами чувствуют и степень нажатия штампом на поверхность изделия, и насколько надо прокрутить кружку или чайник. В нашей продукции до 64 процентов работ выполняется вручную.

«Девушка с молотком» показывает мастерскую художников по металлу

Одно из самых важных качеств — усидчивость. Если у вас шило в одном месте, то лучше искать другую работу! Вам будет очень тяжело.

Плюс важно, какой вы человек по жизни, по своей натуре. Если у тебя быстро всё получается, то и здесь всё будешь успевать. А если ты медлительный, то дневной план можно и не выполнить. С одной стороны, надо быть усидчивым, а с другой — обладать бодрым складом характера. Достаточно редкое сочетание.

Живописец-штамповщик показывает, как создается продукция Императорского фарфорового завода

Я работаю на финальном этапе изготовления продукции. После того как я поставила все штампы на изделие, я ставлю свою метку на донышке. У каждого работника есть такая метка, чтобы на проверке качества было понятно, кто выполнял работу. У меня палочка зеленая, у кого-то крестик, галочка. После этого транспортировщик увозит изделия в цех обжига — огромное помещение, в котором находятся две печи: одна для утильного, базового, обжига и вторая — для высокотемпературного обжига изделий, покрытых глазурью. Печи длинные, изделия медленно-медленно движутся через них. Покрытие золотом — это последний этап, после обжига изделие готово! Если же рассматривать весь процесс создания изделия — чайника или блюдца с нашей фирменной кобальтовой сеткой, то всё начинается в цехе литья и штамповки. Шликер — жидкая глиняная масса — заливается в формы, потом сушится, вынимается из формы, дорабатывается, шлифуется и отправляется девочкам-живописцам на роспись. Они вручную кисточками наносят кобальтовую сетку на изделия — это тоже трудоемкий и ответственный этап. Затем изделие идет на глазуровку и обжиг, а потом попадает к нам на золочение.

В целом изделия с кобальтовой сеткой — это наша фишка, очень узнаваемый рисунок, придуманный в 1954 году. Ее знают как в России, так и в Европе, Азии. Последнее время Южная Корея заказывает наши классические коллекции.

Я прихожу на работу к шести утра — я жаворонок, мне работать комфортно утром. У нас многие приходят пораньше, чтобы успеть побольше сделать. Но в целом можно работать и в стандартном графике, с 8:00 до 17:00. Здесь всё достаточно гибко: можно и уйти пораньше, если, например, к врачу надо. Главное — вырабатывать план и часы в неделю. Норма у нас — это 30 изделий в день (чашка — блюдце), я успеваю сделать около 50. У меня уже все движения отточены — наверно, поэтому и успеваю больше. Параллельно могу с коллегами разговаривать, слушать музыку или думать о семейных делах. Иногда думаешь, думаешь! Дай-ка я позвоню, прозондирую, как там дела у нас, в моей семье, — у меня уже трое внуков, думать есть о чём! Плюс у меня есть ученики, им требуется внимание. Показываю им, как работать, какие-то секреты рассказываю. Каждые полчаса хожу к ним, смотрю, как получается, прошу что-то переделать. Иногда они ко мне приходят с вопросами. Последнее время тяжеловато с учениками: я уже на пенсии, не побегаешь от стола к столу. А когда я была помоложе, было попроще круги по цеху нарезать! Сейчас у нас есть ребятки с дефектами слуха — с ними посложней, но они молодцы, стараются. Хорошо, что завод дает им такую возможность: обучиться профессии, иметь достойный заработок.

Часовщик Ксавье Жиродэ показывает часовой завод «Ракета» изнутри

Живописец-штамповщик показывает, как создается продукция Императорского фарфорового завода

Многие спрашивают: «Как можно проработать больше 30 лет в одном месте?» Ответ простой — мне нравится работа. Меня всё устраивает: режим работы, полный соцпакет, пенсия. Девушки молоденькие знают, что если ребенок заболеет, то им дадут больничный, оплатят. Руководство с пониманием относится к жизненным обстоятельствам — это замечательно! Для меня важно, чтобы работа не нервировала, я чувствовала себя комфортно. Меня никто не трогает, я сижу и занимаюсь своим делом. Плюс у нас дружный коллектив: мы общаемся, дружим, отмечаем вместе праздники. Когда помоложе были, то вместе и в рестораны ходили. Когда у меня спрашивают, где я работаю, я всегда с гордостью отвечаю, что на Императорском фарфоровом заводе. Честно! Это одно из самых старинных производств в России, основанное в 1744 году при Елизавете Петровне. Наши изделия всегда были высочайшего уровня и ценились как при императорском дворе, так и в Европе. Мне нравится эта сопричастность к общему делу!

Текст, фото: Михаил Лебедев
Корректор/литредактор: Варвара Свешникова