Чем ручная печать фотографий отличается от цифровой

Рассказывает мастер по ручной фотопечати

464

Фотографией я начал заниматься почти случайно, когда поступал в университет: там был творческий конкурс, требовалось принести 10 фотографий. Купил себе первую, зарядил в «Зенит» — и сразу влюбился в процесс: ручная фокусировка на матовом стекле, выдержка, диафрагма, щелчок затвора. В итоге я туда учиться не пошел, а фотография осталась в моей жизни навсегда.

«Пока я на вахте, в моей жизни нет почти ничего, кроме работы»

Антон Иванов – Фотограф, мастер по ручной печати фотографий
Антон Иванов
Фотограф, мастер по ручной печати фотографий

Мне повезло с учителем — петербуржцем в широком смысле слова Александром Тимофеевым. У него я почерпнул базовые знания по съемке, в его коммуналке впервые напечатал свою фотографию. Сначала он меня не допускал до фотоувеличителя. Смотреть можно, но трогать нельзя!

Негатив заряжается в фотоувеличитель, свет проходит сквозь него и падает на бумагу. Потом вы обрабатываете бумагу в кювете с химией, и на ней постепенно начинает проявляться изображение. Это непередаваемо, фантастическое ощущение! Для меня это была магия! Даже сейчас, напечатав тысячи фотографий, я каждый раз чувствую определенный трепет в этот момент.

Тимофеев никогда не печатал с первого листа, всегда доводил фотографию до «совершенства». Показывал: здесь светлее, темнее, контрастнее. Рассказывал, как меняется объем и пластика. Картинка двумерная, но при качественной печати она может казаться трехмерной за счет разных контрастов по планам.

На первых порах он только давал мне промывать фотографии. Идешь через коммуналку, полную стремных соседей, и сидишь промываешь фотографии часа полтора в ржавой ванне. У меня копились негативы, и в какой-то вечер он устал и прилег отдохнуть — это был мой шанс! Как сейчас помню этот снимок: сфинкс у Академии художеств. Я зарядил негатив, сделал пробник и напечатал. Он тогда оценил: мол, классно получилось. И для меня это был вдохновляющий момент! Я купил себе первый фотоувеличитель, и понеслась.

Как справиться с чувством вины за то, что много работаешь

Несмотря на цифровизацию мира, ручная печать всё еще востребована. Есть два важнейших фактора. Во-первых, это качество печати. Если пленка была хорошо проэкспонирована и проявлена, а потом грамотно напечатана фотография, то она будет выглядеть лучше цифровых отпечатков. Даже самый крутой цифровой принтер не даст такого высокого качества. Нам часто в галерею приносят сравнивать отпечатки, и у нас большая насмотренность. Цифровой отпечаток сразу видно. Такая фотография — одинаковая. Там есть растр, пиксели, и всё изображение в одинаковых этих растрах. Это изображение по-настоящему в одной плоскости, двумерное.

А если посмотреть в зерноскоп на срез желатиносеребряной фотографии, то мы увидим эти зерна: они разного размера и формы. Там, где у тебя чернее бумага, этих зерен больше, они плотнее. А в мультиконтрастной бумаге зерна находятся еще и на разных слоях, глубине. И получается, что фотография реально трехмерная. Нет равномерных распределений контрастов, как в цифровой фотографии, и наш глаз это чувствует. Плюс больше полутонов, плавнее их переходы, что тоже влияет на наше восприятие. Зачастую, когда мы видим пленочную фотографию, она нам кажется более гармоничной, нежели цифра.

Второй аспект, и, на мой взгляд, куда более важный, — это творчество и авторство. То есть я сам сфотографировал, проявил пленку и напечатал фотографию. Стараюсь пронести нить своих впечатлений от момента съемки до печати. Своими руками, сердцем я переношу впечатления на бумагу. И я автор этого изображения. Важно донести до зрителя эти чувства. В цифровой фотографии вопрос авторства неочевиден. Ты снял фотографию, открыл в фотошопе, и он тебе предлагает применить цветовой профиль. Автор в итоге ты или программист, придумавший этот профиль?

Еще сложнее с печатью: хороший печатник всегда что-то привносит свое. Если ты стоишь у него за спиной и контролируешь процесс, то еще куда ни шло. А если ты просто отправил файл на почту? И работник напечатает фотографию на свой взгляд, хотя у него может быть совсем иной жизненный опыт или мироощущение. Например, он мрачно бухает, а ты нет!
Поэтому авторская ручная печать будет всегда в цене: это хоть и тиражный продукт, но уникальный, поэтому такая фотография продается в галереях. Еще момент: в ручной печати есть винтаж и поздняя печать. Винтажная — когда снял и почти сразу напечатал, то есть ты плюс-минус в одном состоянии: политическом, душевном, семейном. А поздняя — когда ты печатаешь лет через 15–20, уже с другим жизненным опытом, другим художественным видением. И эти фотографии всегда различаются. Вручную фотографии не печатаются огромными тиражами, поэтому это тоже формирует дополнительную стоимость. Хорошо напечатанная руками фотография может храниться до 100–150 лет — это тоже ценно для арт-рынка. Основные покупатели фотографий — музейные институции, галереи и частные коллекционеры. Люди покупают вещи! В современном мире это стало еще важней, чем раньше: сейчас мы всё время в мониторах, телефонах. А когда человек берет фотографию в руки, он ощущает ее тактильно. Может повесить на стену, оставить детям или перепродать — это материальная вещь.

Как петербургский БДТ выглядит из кабинки видеоинженера

Плюс последние десятилетия фотография развивается как искусство. Многие салоны, галереи признали ее и начали выставлять. Лучше за определенные деньги повесить у себя дома качественную фотографию, чем третьесортную живопись.

Важный момент в моем профессиональном развитии — поездка на учебу в Америку к Джону Стекстону, легенде американской фотографии и ученику Анселя Адамса. Наверно, одной из главных мотиваций к поездке было желание печатать лучше всех в городе. У нас всегда была очень крутая лаба в техническом плане, но хотелось доказать, что мы еще и высокого уровня в ремесле печати. И в какой-то момент поняли, что мы уперлись в потолок; стали думать, что делать. И узнали, что есть мастер-классы Джона Секстона, и написали ему письмо. Он и фотограф один из топовых, а печатник сейчас в мире лучший. Он нам ответил и согласился дать мастер-класс для нашей компании, так мы вчетвером с коллегами (Юрий Опря, Максим Бедов, Вадим Левин и я) уехали в Калифорнию на учебу. Джон попросил нас привезти по 10 своих лучших фотографий и негативы. В целом их можно было не доставать, потому что, когда видишь его фотографии, понимаешь, что это другой уровень. Качество продукта — фотографий, которые висят у него дома на стенах, — сшибает с ног.

И мы не новички в этом деле: у нас есть галерея, мы видим много крутой авторской фотографии — но они все вразнобой по уровню. А у него фотографии все напечатаны идеально, неважно, какой это сюжет: портрет, пейзаж или натюрморт. Они все под стать друг другу, как с иголочки. Видно, что их печатал один человек со своим виденьем. И когда мы первый раз с ним печатали, я понял, что лучше забыть всё, что я знал раньше. Мы опять изучали базовые вещи — нахождение контрастов и времени экспонирования бумаги. Многие при печати используют денситометр — прибор для измерения плотности негатива, и эта бездушная машина покажет тебе контраст и время для печати.

Многие заложники этой машины, а всё-таки надо найти тона и плотности не технически правильные, а те, которые позволят максимально тонко ощутить изображаемое. Если это мрамор, то он должен быть мрамором, если кора дерева, то ты должен ощутить ее фактуру. И вот это, на мой взгляд, мало кто понимает, видит и чувствует. И мы с Джоном эти моменты проговаривали, учились. С каждым днем темы усложнялись: маски, пин-системы, селеновое тонирование для негативов. Мы вернулись другими людьми! И сразу адаптировали лабораторию под новый стиль печати. Мы привезли образцы — его фотографии. Это суперважно — просто иногда смотреть на них, чтобы видеть некий образец мастерства.

Благодаря этой поездке у нас произошел мощный скачок вверх, знание стало более структурированное. Старые снимки были попрятаны в закрома, и мы до сих пор перепечатываем фотографии в новом качестве.

Какие профессии нужны в новых условиях

Чем ручная печать фотографий отличается от цифровой

Фото, текст: Михаил Лебедев
Корректор/литредактор: Варвара Свешникова