Сложно ли найти работу, если просидел на одном месте 16 лет?

Награда за смелость

22 449
Люди Стабильность

Когда месяц назад я ушел с должности заместителя главного редактора в глянцевом журнале, где беспорочно прослужил ровно 16 лет, то стал получать в личку сообщения от друзей с текстом вроде: «Саша, ты такой молодец! Вот так просто взять и уйти с такого места!» или «Старик, ты такой смелый!». Это было приятно, но всерьез говорить о смелости человека, который просидел на одном месте с 2005-го (только представьте себе, на свете не было еще ни айфона, ни инстаграма, а на YouTube в том году появилось самое первое видео), всё же довольно странно. Сам я всегда восхищался смелостью своих молодых коллег, назовем их 30-летними, которые редко задерживались в редакции больше двух-трех лет, отправляясь дальше искать себя и ту самую работу мечты, которая делает человека счастливым. Ну или просто не мешает счастью.

Я тоже однажды психанул и поступил смело.

Десять лет назад меня позвали работать на телевидение — редактором в ток-шоу про футбол. Поскольку футбол я беззаветно люблю с детства, то не раздумывая ринулся в пучину шоу-бизнеса. Хватило меня ровно на два месяца.

Если коротко, то я оказался совершенно не готов к переменам: не готов начинать всё сначала, так как мои навыки журнального редактора оказались не особенно востребованы. Не готов к тому, что в телике результат твоей работы гораздо более эфемерен, чем в печатных медиа: там ты контролируешь тексты от и до, а тут придумаешь что-то, а потом как-то не так выставят свет, как-то иначе смонтируют эпизоды или на шоу не придет какой-то гость — и результат окажется вообще не похож на то, что ты планировал. А главное, в отличие от уютного мирка, который мы с главным редактором выстраивали в журнале, где все общаются вежливо и уважительно, в телевизоре, натурально, все друг на друга орут, совершенно не уважительно, не вежливо и довольно громко. Но при этом почему-то продолжают работать вместе как ни в чем не бывало.

В общем, спасибо моему главному редактору, мудрой женщине, которая решила придержать мое место, на которое я благополучно и вернулся. Сел в то же кресло, которое даже не успело особо остыть, и опять стал редактировать тексты про тени для век цвета мокрого асфальта.

На новой-старой работе я провел еще много довольно счастливых лет: объездил полмира в командировках, поучаствовал в куче интересных проектов, воспитал «не одно поколение» редакторов. Ну не то чтобы воспитал, но пытался помочь им овладеть профессией. Некоторые из них с тех пор родили уже троих детей, другие сделали дауншифтинг и уехали в Таиланд, третьи сменили десяток мест работы и ушли в стендап, а я всё еще сидел на своем прежнем месте, уютном, как обломовский халат, где все понятно и знакомо, ко всем изгибам глаз привык, как писал один поэт сто лет назад немного по другому поводу.

В какой-то момент я даже подумал, что проработаю там до самой смерти и что вынесут меня из офиса только ногами вперед.

Я легко представлял себе эту скромную, но стильную прощальную церемонию: гроб, свечи, хрусталь, монохром. Дамы в смокингах а-ля Марлен Дитрих (коллектив у нас был в основном женский). «Сегодня, — всхлипывает генеральный директор, которая никогда не была особо щедра на добрые слова, но уж тут придется, — мы провожаем в последний путь ветерана глянца и заслуженного модного редактора Российской Федерации…»

Но вышло иначе. Когда сидишь на одном месте столько времени, всё же очень сложно поддерживать в себе интерес к работе.

Вроде хорошо и удобно, но начинает надоедать. Появляются мечты о чем-то другом и непременно высоком, становится элементарно скучно. А потом настает момент, хорошо описанный Довлатовым (там, правда, речь шла про отношения с женщинами и семейную жизнь): «Ты приводишь факты, доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и здравому смыслу. И неожиданно обнаруживаешь, что ей противен сам звук твоего голоса».

С работой у меня получилось то же самое: и хорошая, и солидная, но одна мысль о ней стала вызывать тошноту.

Я наматывал круги вокруг клумбы перед домом (дело было на удаленке), репетируя разговор с главным редактором. В разговоре этом я был блистателен: решителен, смел, благороден — в общем, волевой и цельный человек, как сказано в одном прекрасном фильме. Но всякий раз я спотыкался о мысль про деньги и решал перенести решительный разговор еще на месяц. Или на два. В крайнем случае до весны. Ну или до лета. Хотя летом плохо искать работу, так что лучше до осени. А теперь еще дочь поступила на платное отделение в институт, так что лучше всё же до зимы. А пока надо подкопить денег.

Так продолжалось примерно пару лет, пока я наконец не понял очевидную вещь: никогда не будет хорошего, идеального времени, чтобы уйти с опостылевшей работы.

Нужно просто взять и сделать это. И тогда я просто пошел и поговорил с главным редактором. Она меня поняла (всё же 16 лет вместе — мы почти семья), и мне сразу стало гораздо, гораздо легче. И тут в многолетнем сидении на одном месте, за которое я так себя презирал, неожиданно обнаружилась масса плюсов.

Во-первых, главный редактор разрешила мне дать объявление о поиске работы за месяц до увольнения, что случается не так часто.

Во-вторых, и это самое удивительное, объявление, которое я поместил в фейсбуке, перепостили примерно полторы сотни раз: бывшие и нынешние коллеги, авторы, которым я заказывал тексты, редакторы, которым я писал тексты на фрилансе и еще десятки людей, с которыми я за эти годы успел посотрудничать. Перепосты они снабжали рекомендациями и очень лестными характеристиками, и это было страшно приятно.

Наверное, чтобы о тебе сказали столько хорошего сразу, надо или умереть, или, вот, сменить работу.

В следующие три-четыре дня я оказался буквально погребен под предложениями о работе. Пришлось даже завести отдельный файл со списком контактов, чтобы ничего не забыть. Конечно, некоторые предложения были связаны с разовыми и временными проектами (а работа мне была нужна постоянная), какие-то были не слишком серьезными, кто-то писал об интересе, а потом пропадал. Когда дым рассеялся, людей, готовых купить мне билет в счастливое будущее, осталось не так много — но я всё равно мог выбирать.

Тут, надо сказать, я несколько увлекся и поспешил отказаться от всего, что казалось мне не слишком интересным. Отчасти поэтому работу я так пока и не нашел (до сих пор выбираю), но сейчас речь не об этом. Конечно, надо быть смелым. И, как я всегда говорил своим молодым коллегам, жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на неинтересную работу. И наверняка на своей предыдущей работе я пересидел. Но вышло так, что все эти долгие годы я работал на собственную репутацию. И когда наконец набрался смелости, чтобы встать с уютного кресла и отправиться на поиски чего-то нового, люди, которые работали со мной в разные годы, оказались готовы подставить плечо — помочь и порекомендовать. Конечно, этой помощью надо еще уметь воспользоваться — но это уже другая история.

Иллюстрация: Stefano Garello / iStock

Есть что сказать по теме? Пишите.

Похожие статьи