334 928

Куда я не пойду работать ни за какие деньги

Три истории о работе, которую герои вспоминают с содроганием

Каждый взрослый человек хоть раз устраивался неудачно. Не факт, что место ужасное или труд изнурительный. Просто эта работа не подходит именно ему. И, потрудившись в таком месте, человек для себя точно решает: «Больше никогда».

«И все мы, рядовые сотрудники, для работодателя просто расходный материал»

После института найти работу по специальности мне было непросто. Требовался опыт, а где же его взять, если я училась на дневном? После безуспешных поисков устроилась на работу в центр выдачи заказов известной компании, продающей электротехнику.

Это был склад, где можно было получить свой интернет-заказ или сделать его в зале и тут же забрать. Ассортимент огромный: от мелочевки до крупногабаритной бытовой техники. Казалось бы, всё четко и понятно. Вот заказ, вот склад. Собрали, выдали, отпустили человека. Но не тут-то было.

Персонала катастрофически не хватало на всех фронтах. А еще у нас настолько часто менялись цены, что мы даже ценники обновлять не успевали. Сегодня весь день витрину оформляем, завтра утром приходим — снова переоценка. А когда людей обслуживать?

Покупатели возмущаются, мы бегаем как ужаленные. Из-за несоответствия цен многие отказывались от товара. Оформление возврата какой-нибудь мелочи вроде силиконового чехла на телефон — это отдельный квест. Потому что на возврат нужно сделать такую кипу документов, которая по объему могла бы сравниться с романом «Война и мир». При этом стоит общая очередь. В итоге я долго оформляю возврат, а люди в очереди беснуются.

Кроме этого зачастую самой приходилось таскать коробки с техникой, потому что даже грузчиков не хватало. А если это холодильник, то что делать? Только отказывать в выдаче и просить прийти завтра. Потому что завтра в смене грузчик будет.

От стажера до заместителя директора: как добиться повышения по службе

Вот так отпашешь свой двенадцатичасовой рабочий день, еле дождешься выходного, а тут сменщик заболел или не вышел. И накрываются выходные медным тазом. Текучка персонала была постоянная. Поэтому, бывало, неделями без выходных работаешь.

Про штрафы я вообще молчу. Программа фиксировала, когда включилась касса. И не дай бог на одну минуту позже, сразу минус 1% от KPI, на две минуты – минус 2%, и так по нарастающей. Сюда же можно добавить штрафы за ошибки во время приемки товара. Кроме этого, постоянно приходили тайные покупатели с диктофонами. Если по их отчету показатель ниже 75% от положенного качества обслуживания — снова штраф.

Изнурительная, нервная, тяжелая работа. И все мы, рядовые сотрудники, для работодателя просто расходный материал. Продержалась я на этой работе почти два года. Держало то, что зарплата была белая и, несмотря на штрафы, неплохая. А потом ушла в декрет и больше не вернулась. Потому что никакие деньги не стоят такой физической и особенно моральной нагрузки.

«По первому же звонку должен быть на работе»

Когда я начинал трудовую деятельность, то принципиально искал работу, где четко соблюдался трудовой кодекс. Хотел официальную зарплату, полноценный отпуск и всё прочее. И я ее нашел!

Это была оперативно-ремонтная бригада на железной дороге. Мы отвечали за работу высоковольтных сетей напряжением до 25 тысяч вольт. Когда начальник проводил со мной собеседование, то сразу предупредил, что я должен быть доступен 24 часа в сутки. То есть далеко не уезжать, не выпивать и тому подобное. Где бы я ни находился — на рыбалке, в бане, на свидании и так далее, — по первому же звонку должен быть на работе.

Я работаю вахтой в нефтяной компании

Мы работали два через два по 12 часов. Я приходил к 7 утра и работал до 19 вечера. Плюс время на дорогу туда и обратно. Но дело даже не в этом. А в том, что по факту могло быть так: пришел к 7 утра, а работу можешь закончить в 6 утра. Потому что вечером произошла авария, и мы ее должны устранить. А то, что тебе снова к 7 утра на работу, никого не волнует. Час перекантовался — и снова заступай.

Людей у нас не хватало, ведь не каждый выдержит такой график и нагрузку. Да и сама работа тяжелая и довольно опасная. Чтобы добраться до линии, нужно было ставить специальные лестницы. Они высокие, не всегда устойчивые. Коллеги страхуют. При этом нужно быть начеку, движение поездов никто не отменял. Идет состав, надо быстро спуститься, оттащить лестницу с пути.

Раз в месяц ревизоры проверяли нашу работу. Накатают список замечаний — и устраняйте как хотите. А то, что мы просто физически не успевали это делать, наши проблемы. Приедут проверять по этому списку, а мы не всё сделали — прощай премия. Кроме ревизоров еще и начальник дороги делал весенне-осенний объезд на вагоне-лаборатории. И всё то же самое.

В общем, это была отличная школа для меня, молодого и неопытного. Я довольно долго продержался. Вся зарплата и премии были белыми, и отпуск 35 дней. Тем не менее такой жесткий график и физические нагрузки повлияли на качество моей жизни. Я уволился. Сейчас, спустя много лет, когда друзья меня спрашивают: «А ты бы вернулся туда снова?», я, ни на секунду не задумываясь, говорю нет! Ну разве что только если это будет самая последняя работа на земле.

«Почти весь день я проводила в холодильнике»

Никогда, ни за какие коврижки я не пойду работать в распределительные центры торговой сети. Наверно, нужно быть железным человеком, чтобы это выдержать.

Я сама деревенская. Нас родители к труду с детства приучали, не боюсь никакой работы. Долгое время работала кладовщиком на складе строительных материалов. И там, поверьте, не каждый мужчина выдержит.

Потом, когда заболел мой муж, мы переехали ближе к областному центру. Ему нужно было постоянно наблюдаться у врачей. Как же я намучилась. Он знал, что заболевание неизлечимо, — сами понимаете, что у нас творилось. А когда его не стало, образовалась пустота. И я решила, что мне нужно много работать. Так я смогу отвлечься от горя.

Недалеко от нашего дома находится гипермаркет, а чуть дальше – распределительный центр. Думаю: «А что, я же была кладовщиком, справлюсь и тут». Ну и пошла комплектовщицей.

Работа заключалась в том, что дают тебе огромную накладную — и ходи по ней, собирай товар, к примеру, на 23 магазина в специальные тележки. Только на собеседовании никто не сказал, что 90% продуктов лежит в холодильниках. И я тоже растяпа: могла бы и догадаться. Ладно, утеплилась — и вперед.

Начальница из бывших комплектовщиков. В первый же день сказала: «А что ты ко мне приперлась? Иди в кадры оформляйся». Отличное начало, да? Дальше еще веселее. Она оказалась очень психованной, матом орала так, что мужики краснели. И вот под такое сопровождение мы работали.

Почти весь день я проводила в холодильнике. Нужно большое внимание, чтобы не сделать пересортицу, не перепутать тележки и заказы. Голова кругом шла. Таскала тяжелые упаковки, закидывала их то на верхние, то на нижние полки. Спина и поясница за смену болели так, что врагу не пожелаешь. И потом же надо было это всё в машины загрузить и тоже, не дай бог, не ошибиться, в какой машине тот или другой магазин поедет.

«Дело не в смелости, а в отсутствии выбора»

А смены по 12 часов. И сначала, например, два дня работаешь с 7 утра до 19 вечера, а потом два дня с 19 вечера до 7 утра. И ты уже не осознаешь, где ночь и где день. Внутренние часы сбиваются. Никакого режима. Организм просто не понимает, что происходит. О какой внимательности тут можно говорить?

В общем, спустя три месяца я поняла, что больше не могу это выдерживать. Постоянно орущая матом начальница, замерзшие руки и ноги, синяки, общая усталость и больной желудок. Вот с каким набором я ушла с этой работы. Теперь про нее как вспомню, так вздрогну. Только единственный плюс был во всём этом. Такая нагрузка не оставляла времени на горе. Я смогла пережить самое тяжелое время после смерти мужа.

Редактор: Наталия Алекса
Иллюстрация: Pomorzev / Shutterstock

Есть что сказать по теме? Пишите.

Похожие статьи