«Корпорация привязала и развратила меня»

Истории людей, которые отказались от успешной карьеры в больших компаниях

17 878
Люди Стабильность

Наша жизнь во многом связана с корпорациями мирового масштаба. Мы пользуемся продуктами, которые они производят, и не задумываемся о том, что за банальными шоколадкой, напитком, телефоном, мобильным приложением стоят гигантские транснациональные компании. Они контролируютбольше половины мирового производства и свыше 70% мировой торговли. Их выручка — сумма бюджетов нескольких государств. Это позволяет им не только диктовать условия на мировом рынке, но и влиять на международную политику. Отношения между сотрудниками и внутренняя корпоративная культура во многих больших компаниях очень специфичны. И если еще 10 лет назад практически каждый мечтал о работе в одной из таких организаций, то сегодня для многих соискателей это гиблые места, которые они обходят стороной.

Александр: «Опустошение и выгорание»

Несколько лет я проработал в крупной российской корпорации. Общеизвестная огромная продуктовая сеть. За годы работы «командный дух» компании чуть не вышиб из меня мой собственный. Всё это время я жил с ощущением того, что, если не сделаю свою работу, мир рухнет. Что на мне и моих подчиненных лежит ответственность за всю компанию. В таком состоянии находиться тяжело.

Да, в нас вкладывали, нас обучали, стимулировали. Ставили перед нами цели, которые мы стремились достичь, работая по 12–14 часов. Это приносило чувство удовлетворения. Я был на связи 24 часа в сутки, в выходные и праздники, и верил, что работаю не только ради денег и похвалы, а потому, что так надо. Когда тебе говорят: «Мы твоя семья», ты отдаешь работе всего себя и ждешь такого же отношения к себе. Что кроме премий и повышений тебя поддержат в сложной ситуации, в тебя действительно будут вкладываться и развивать как личность. Чтобы ты рос для процветания не только компании, но и своего личного.

Сейчас я понимаю, что все тренинги были нацелены на то, чтобы мы думали, что корпорация — это наша жизнь. А по сути она ограждала от социума и отнимала мое личное время.

Я не уделял внимания своей семье, отказался от своих увлечений ради рабочего места, обучения и бега по карьерной лестнице. И что в итоге? Опустошение и выгорание. Я понял, что, как бы компания ни пыталась показать, как ей важен каждый сотрудник, в действительности ей всё равно, есть я тут или нет.

Во мне как в личности никто не заинтересован.

Бесконечные тренинги превратили меня в функциональную единицу, которая делает успешнее компанию, но не меня самого. Любое саморазвитие, инициатива и желание оптимизировать процессы закапывается в рутину дел, регламентов, бесконечных переговоров, ужасную бюрократию и длинный рабочий день. После чего ты уже вообще не можешь выбросить работу из головы и носишь ее с собой круглосуточно. Годами. И никого не интересует, сколько часов ты спал, сколько лет не был в отпуске и здоров ли вообще. Это в конце концов изматывает.

Заменить меня или любого другого сотрудника можно в любой момент, приложив совсем немного усилий и денег. Планы, KPI, «только вперед». Обидно понимать, что многие директора и руководители оперируют только цифрами, показателями и, принимая решения, руководствуются личными целями и размерами своих бонусов. Если они и замечают текучку кадров, то никто глубоко не анализирует, почему люди уходят. Какую нагрузку испытывают сотрудники. Как тяжело справляться с бюрократией внутри компании. Ушел? Ну и ладно. Ведь корпорация такая богатая и знаменитая, что желающих здесь работать навалом. Не ты, так другие. После такого места работы я понял, что для меня важнее я сам и мои желания.

Я больше не хочу быть Дон Кихотом, сражающимся с мельницами.

Анастасия: «Я просто ученая обезьяна, которая заточена под требования отдельно взятой компании»

Я была первой женщиной, которую взяли на должность торгового представителя в европейскую табачную корпорацию. По крайней мере в нашем городе.

Что мне дала работа в компании такого уровня? Защищенность и благополучие. Конечно, это высокая зарплата, автомобиль, страховка. Я не боялась ездить. Знала, что если что-то произойдет в пути, то я застрахована и автомобиль тоже. Нам выдавали классную униформу. А еще зимнюю и летнюю резину, которую переобували по графику на сервисе. Также мы имели топливные карты и карты с деньгами на представительские расходы.

Трать сколько нужно, только отчитывайся вовремя.

Это были и поездки на конференции за рубеж, куда можно было брать и свою семью. И к этому относились нормально. Только доплатить за них нужно было, а так — «Пожалуйста, мы за семью!».

К этому еще можно прибавить регулярные тренинги, которые значительно повысили мой профессиональный уровень. Я работала в мужском коллективе, у меня были отличные показатели, и всё было прекрасно.

Прекрасно до того момента, когда мой непосредственный начальник решил трудоустроить на это место своего друга. И он меня просто выжил. И никому не было дела, почему результативный сотрудник был сначала переведен на другой участок, а потом решил уволиться.

Когда я выпала из этой обоймы, меня окружила реальность и опустошение.

Мой личный старенький автомобиль без гидроусилителя руля, отсутствие больших денег и всех «ништяков», а также полное понимание, что то, чему меня научили, нужно только внутри корпорации. Что я просто ученая обезьяна, которая заточена под требования отдельно взятой компании. За ее бортом я никому не интересна.

Больше всего пугал внезапно умолкнувший телефон. Раньше он просто разрывался от звонков, и его молчание было столь гнетущим, что мне пришлось сменить и телефон, и сим-карту. Это помогло эмоционально «открепиться» от прошлого.

Я стала искать работу того же уровня. Знакомые говорили, что я наивная и таких предложений на рынке труда нашего города нет. И их действительно не было. Год сидела в статусе «безработная», потому что просто психологически не могла опустить планку и выбрать «среднюю» работу.

Корпорация привязала и развратила меня. Развратила деньгами, хорошим качеством жизни. А когда тебя тянет к привычным благам, то ты, как зависимый наркоман, упорно ищешь работу, которая даст тебе то, что ты потерял.

В итоге через год я успешно прошла собеседование и получила работу в европейской фармацевтической компании. Тоже крупная корпорация, мировые лекарственные бренды и всё такое.

Снова те же блага. И те же грабли с кадровой борьбой. Потому что на такие лакомые места так и норовят протащить своих знакомых, любовниц, родственников.

И снова был крах, который я переживала очень сильно. Я поняла, что быть просто успешным сотрудником для корпорации недостаточно. Она не будет бороться за тебя. Она даже не заметит, что тебя кем-то заменили. Корпорации — это вампиры. Привязывают тебя, высасывают и не задумываясь выбрасывают. Никогда больше не буду работать в таких местах. Никогда.

Дмитрий: «Я жил с ужасным ощущением гадливости»

Это сейчас мне нечего бояться, ведь я работаю на себя. И всё благодаря тому, что однажды устал работать на дядю и на ту глупость, которой пропитаны корпорации. О работе торговым представителем в той корпорации я до сих пор вспоминаю с содроганием.

Главным были только деньги.

Какими способами я их заработаю, никого не волновало. Вплоть до наказуемых законом. Ты должен был продавать, продавать и продавать продукцию компании. Эти напитки и кисломолочные продукты вы наверняка знаете. Очень раскрученные бренды.

Не знаю, может, в нашем филиале было такое руководство, но ведь их наняли. Ведь они прошли собеседование, показали себя на своей должности. Значит, компанию устраивали такие управленцы? Которые говорили: «Мы компания с мировым именем! Почему в этом магазине нашу продукцию сдвинули с наилучшего места?» Я на это отвечал: «Я договорился с товароведом, и всё было отлично до того момента, пока ей не заплатила фирма-конкурент». В ответ: «С деньгами любой дурак договорится, а ты договорись за так. Они должны быть благодарны за то, что мы “зашли” в их магазин».

Ладно, это еще можно было понять. Профессионалы действительно должны уметь продвигать свою продукцию без взяток. Но что больше всего меня убивало, так это перебивание сроков годности на йогуртах. В том числе на детских. Мы должны были оставаться после работы и на каждой пачке вручную стирать срок и ставить новый. Не знаю, может быть, местное руководство тем самым пыталось «замазать» свои ошибки. Неправильно делали заказ на склад, не распродали. А если списывать столько просрочки, то они «получают по шапке» и лишаются бонусов.

Совесть сжигала мне нутро.

Я жил с ужасным ощущением гадливости. И гром грянул. В магазине, куда мы отгрузили йогурт с перебитыми датами, случилось ЧП. Им отравился ребенок. Слава богу, он остался жив и всё обошлось.

После этого случая мне, что называется, сорвало башню. Этой семье не то что компенсацию не выплатили, так еще просто сделали вид, что ничего не произошло. И в довесок к этому устроили вечером тренинг по продажам. Где снова начали долбить нам мозги, что продажи должны осуществляться любыми способами.

Я взорвался.

Орал так, что стены содрогались. Высказал всё. Конечно же, ушел. До сих пор мне стыдно и противно — как я мог? Как я мог содержать свою семью и своих детей на деньги, заработанные в том числе и такими действиями? После этого я решил, что должен работать только на себя. Никаких больших компаний, где ты только маленький винтик, который может закрутить кто угодно и куда угодно.

Корректор/литредактор: Варвара Свешникова
Иллюстрация: LightFieldStudios / iStock

Есть что сказать по теме? Пишите.

Похожие статьи