«На 100 тысяч, подаренные на свадьбу, я купила набор инструментов»

Ювелир, автор украшений-высказываний

892

Я точно не знаю, где и когда сформировался мой интерес к ювелирному делу. Возможно, это частный случай общей тяги к искусству. А может, это просто мой личный способ облачать в материальную форму всё свое внутреннее наполнение, поскольку в жизни я достаточно застенчивый человек и проявлять эмоции мне сложно.

Как работают реставраторы мебели

Анна Арюткина – Ювелир
Анна Арюткина
Ювелир

В юношестве я совершенно не интересовалась украшениями — в отличие от моих сестер, у которых вспыхивали глаза при виде симпатичной ювелирной витрины. Тем не менее на праздники я с завидной частотой получала колечки и сережки. Золотые и обязательно с камнем, подходящим под знак зодиака.

Возможно, желание делать те украшения, которые нравятся мне самой, — это просто мой протест против астрологической системы.

Я приехала в Петербург после школы. Окончила физфак СПбГУ, получила диплом магистра и долго бродила по собеседованиям, обивая пороги IT-компаний, в надежде найти работу по специальности. Но что-то всё время шло не так. Сдавшись, я устроилась координатором в чудесную сеть музыкальных школ для взрослых. Это было прекрасное время: мы открывали наши востребованные школы по всей России и задач всегда было громадье, а вечером я бегала на уроки сольфеджио.

Байки от редакторов, истории, которые нас зацепили, полезные и бесполезные сообщения-«молнии» — всё в ТГ-канале «Просто работы». Не хватает только вас.

Почитать

После я много лет работала в архитектурной дизайн-студии. Мы делали очень крутые проекты с фантастически стильными предметами интерьера и иконами промышленного дизайна. Я вела проекты и параллельно писала статьи для нашего сайта и соцсетей — так я углубилась в историю дизайна, познакомилась с работами признанных архитекторов и настолько влюбилась в этот мир, что пообещала себе непременно стать его частью. У меня даже был план пойти учиться на дизайнера интерьеров, но случайно я наткнулась на базовый курс ювелирного дела Юрия Былкова. Там я освоила азы, но мыслей сделать это делом жизни у меня тогда абсолютно не было. И всё же эта загадочная и закрытая профессия очень влекла меня, и я начала искать варианты дальнейшего обучения. Писала ювелирам, просилась в подмастерья и получила, наверное, около 30 отказов (сейчас я прекрасно их понимаю: ко мне тоже часто просятся в ученики, но на это, к сожалению, пока совершенно не хватает времени).

Спустя пару месяцев безуспешных поисков знакомая прислала мне контакт ювелира Анны Власовой. Аня оказалась женщиной с приставкой «супер-»: суперпреподавателем, суперъювелиром и суперпредпринимателем (у нее был свой ювелирный коворкинг до того, как это стало мейнстримом).

У Ани я отучилась на всех возможных курсах — восковому моделированию, работе с серебром и закрепке камней; брала частные уроки, если мне недоставало каких-то техник. Позже я еще училась в школе ювелирного мастерства уже более углубленной работе с воском, и в общей сложности мое обучение продлилось около полутора лет.

Как делаются украшения

Форма будущего украшения создается несколькими путями (я не беру в расчет 3D — речь только о ручном труде). Можно работать в технике воскового моделирования: вырезать, лепить, наплавлять. Затем восковая модель отдается в литейных цех — там с нее снимается гипсовая форма, в которую и заливается расплавленный металл. Далее спаивание деталей, опиловка, шлифовка, полировка, закрепка камней.

Другой путь — это делать изделие сразу в металле. Ты отливаешь металл в изложницу, вальцуешь, прокатываешь до нужной толщины, гнешь, пилишь, отжигаешь по многу раз, чтобы убрать внутренне сопротивление металла, протягиваешь, выколачиваешь. И дальше всё те же операции, что и при литье: шлифовка, полировка, закрепка.

Поначалу я совмещала свое ювелирное хобби с работой в офисе, но достаточно быстро у меня стали появляться первые заказы. Не справляясь с двумя работами, я снизила нагрузку в офисе до половины, а через какое-то время и вовсе потеряла к этому интерес.

В это время я выходила замуж, и родители подарили мне не свадьбу 100 тысяч рублей. У меня не было ни свадьбы, ни платья, ни фотографа — на все эти деньги я купила минимальный набор ювелирных инструментов, и, судя по всему, это было одно из самых лучших решений в моей жизни.

Сначала я работала дома и практически сразу начала сотрудничать с разными магазинами дизайнерских украшений. Это было странное, сложное время. Мне приходили запросы на крупные партии украшений, которые нужно было выполнять к определенному сроку, и я по три-четыре дня не выходила из дома, монотонно паяя и полируя день за днем одни и те же колечки. На творчество и воплощение новых идей не оставалось ни сил, ни энергии, и со временем я отказалась от какой бы то ни было розничной продажи своих изделий.

Потом случился мой первый «выход в свет»: самый крупный маркет России — «Ламбада-маркет» приезжал в Петербург. Это было лето, была Новая Голландия и такое количество комплиментов, добрых слов и самой теплой обратной связи о моих украшениях, что даже и сейчас, когда вспоминаю, кажется, что это всё приснилось. Этот маркет стал переломным моментом: пришло четкое осознание того, что мои работы нужны, нравятся людям, и я продолжила.

Несколько лет назад я начала делать meaningful-украшения — украшения с определенным высказыванием, авторским заявлением. Первая моя работа была политическая, я сделала кафф (украшение на ухо) с микрофоном — как символ смелости высказывать собственную точку зрения, свободы иметь мнение, отличное от мнения большинства. Это украшение имело большой резонанс: думаю, люди испытывали схожее внутреннее ощущение. Позже было колье с урнами для раздельного сбора мусора, освещающее проблемы экологии и мусорной реформы в России. Затем я сделала «Колье для одинокого человека» (состоящее из двух человечков, сидящих на плечах и обнимающих тебя за шею) — когда начался коронавирус и мы вынуждены были сидеть по домам, не имея возможности встречаться и обнимать родных людей. Мне нравится работать именно в этом направлении — делать не просто красивую вещь, а манифест или заявление на волнующую меня внутреннюю или общественную тему.

Сейчас моя работа делится на три составляющие: украшения, освещающие социальные проблемы, украшения для выставок с заданной темой или чаще всего материалами и повседневные, более коммерческие украшения, которые приносят мне основной доход.

Около года назад я сделала работу для выставки Goodwood — колье с мозаикой из цветных карандашей. Эта выставка настолько чудесная и прекрасно организованная (кстати, рекомендую посетить), что она сначала побывала в Калининграде (Музей янтаря), затем переехала в музей-заповедник в Царицыно, а сейчас отправляется на Уральскую триеннале декоративного искусства в Екатеринбург.

У меня есть постоянные заказчики, которые со мной много лет и которых я очень нежно люблю. Новые люди в основном находят меня через соцсети. У меня немного подписчиков, и я стараюсь всегда отвечать на все сообщения и комментарии — наверно, поэтому у меня выстраиваются продолжительные и добрые отношения с заказчиками. Также у меня есть несколько «меценатов» — коллекционеров, у которых около 15–20 моих работ. Конечно, я безмерно благодарна им за поддержку и любовь к моим украшениям.

Фото: Михаил Лебедев, личный архив героини
Корректор/литредактор: Варвара Свешникова