«Среди плюсов — экология и не на что тратить деньги»

Почему те, кто в пандемию уехал из больших городов, не собираются возвращаться

4 123
Деньги Люди

В месяцы всеобщей удаленки многие из тех, кого называют белыми воротничками, уехали из больших городов — и не собираются возвращаться обратно. Анна Боклер узнала почему.

Александр, 27, архитектор

В 2018 году я окончил университет на Урале и получил рабочее приглашение в Москву на позицию архитектора. Поехал попробовать, быстро влился в ритм города и захотел остаться. Мне нравилось работать в офисе — я снимал маленькую комнату в 15 минутах пешком до работы, поначалу приходил туда только спать и даже не стал обустраивать что-то похожее на рабочее место.

Так что когда на Москву спустился локдаун, я до последнего пользовался возможностью ходить в офис. Когда запретили ходить на работу уже буквально всем — я почувствовал, что произошел апокалипсис. Соседи по коммуналке резко стали разъезжаться — в огромной квартире остались только мы с соседом. Кстати, получили скидку на аренду, потому что жилье даже в центре стало практически невозможно сдать. Я купил велик и катался на нем по выходным в совершенно пустом саду Баумана.

Я забрал с работы стул и компьютер и сделал себе кабинет в одной из пустующих комнат. Вроде и были какие-то плюсы.

Но сидеть пятидневку в большой коммуналке мне стало скучно, а на улице всё расцветало — я подумал, что лучше бы пока находиться не в Москве.

Положил ноутбук в рюкзак, купил самый дешевый билет с плацкартой, причем из-за карантинных ограничений на продажу билетов практически весь вагон был в моем распоряжении, и поехал в деревню на Урал (у меня там есть пустующий дом). Поработал там, попробовал жизнь вдали от цивилизации.

Среди плюсов — экология и не на что тратить деньги.

К середине лета ограничения постепенно снялись, и начальство стало звать всех в офис. Я вернулся, но несколько месяцев в уральской деревне меня абсолютно взбодрили: я ничуть не хуже справлялся на удаленке, а совмещать дауншифтинг с московской зарплатой очень удобно.

В сентябре 2020 года я взял отпуск на две недели и уехал к друзьям в Крым. Когда вернулся, мне стало совсем тоскливо ходить в офис. Тем более всюду витали слухи про новый локдаун. Я пошел к начальнику и прямо сказал, что, так как ситуация с ковидом неопределенная, хотел бы поработать в Крыму. Начальник дал добро, и я собрался за один день и уехал. Но у нас всё-таки не IT-компания с удаленкой по желанию, и такие процессы еще не были хорошо улажены. Так что после Нового года мне сказали, что сейчас надо вернуться, урегулировать какие-то вопросы на месте. Я приехал, стал снова жить в своей коммуналке, ходить в офис, гулять по саду Баумана. Всё вернулось на круги своя.

Весной я заскучал и окончательно понял, что не хочу постоянно жить в Москве. Хочу жить у моря и ходить в горы.

Тогда я решился на увольнение. Мне предложили компромисс — взять те же самые задачи на удаленку при той же должности и той же зарплате. Это был подходящий вариант.

Да, у нас классный френдли-офис. Но я никогда не рассматривал его как основное место для социализации. У меня много друзей в разных городах, и эта сторона жизни никак для меня не связана с работой. А рабочее время мне вполне комфортно проводить с ноутбуком. У меня сохранилась зарплата в районе 100 тысяч. Для деревни в Крыму это очень высокий доход. Хотя я не могу сказать, что сильно экономлю: в сезон здесь бывают очень дешевые фрукты и овощи, но в среднем цены за магазинные продукты и за жилье очень похожи на московские. К тому же я всё еще снимаю комнату в коммуналке рядом с садом Баумана, чтобы там остановиться, если захочу съездить в Москву.

Находиться здесь ради повышения уровня жизни не было бы смысла, но я ценю возможности региона, которых в Москве нет. У меня совсем немного увлечений, одно из них — это походы. А здесь для них идеальный простор. Я работаю пятидневку, а потом беру снаряжение и на два дня ухожу в горы. В Москве такой возможности ни у кого нет. В Крыму я привык к чистой воде, хорошей еде, чистому воздуху. Здесь отличные молочные продукты, очень вкусный хлеб. Наверное, такие продукты можно найти и в Москве, но догадываюсь, что они лежат на полках «Азбуки вкуса» и будут значительно урезать бюджет.

Вопрос нахождения в Крыму для меня неоднозначный. Я никогда не поддерживал аннексию: считаю, что это оккупированная территория. С другой стороны, все мои местные знакомые находятся совершенно вне политического контекста. Так что для меня это скорее место, в котором я бывал уже много раз и в которое люблю возвращаться, здесь отличные горы, и я здесь не потому, что я поддерживаю оккупацию.

Когда мне надоест в Крыму, хочу переместиться в Грузию, попробовать жить там. Всё равно такой офисной культуры, как до пандемии, уверен, уже не будет. Все научились неплохо функционировать на удаленке. Формат зрел давно, но пандемия дала хороший пинок в будущее.

Арина, 37 лет, копирайтер

Я всегда намеренно искала работу в офисе, потому что мне лично это очень помогало структурировать день, поддерживать социальную сферу жизни. Я училась на заочке, потом много лет работала из дома на фрилансе и, честно, никогда не желала себе возвращения в такие же условия. Выйдя в корпорацию, я отчетливо поняла, что режим дня, премии, больничные, собрания, корпоративные развлечения — это моя история.

В первый локдаун 2020 года мне сказали, что я и так всегда получала ТЗ (техзадание. — Прим. ред.) на почту и работала в офисе исключительно за компьютером, что они готовы выдать ноутбук, а мне надо идти домой. Я долго ждала, пока всё изменится. Локдауны начинались и заканчивались, а в ноябре 2020-го я получила письмо, что в нынешней реальности снимать офис невыгодно, поэтому мы все уходим на удаленку, по крайней мере ненадолго.

Я купила абонемент в спортзал, записалась в группу по итальянскому, чтобы максимально структурировать жизнь, но из этого ничего не вышло. Могла два-три дня лежать в постели и есть попкорн под сериалы.

В это время мне приходили уведомления на почту, срывались сроки, но жить стало скучно, и у меня пропала мотивация как-то участвовать в корпоративных делах. Я уволилась. Продала на авито вещи и мебель, съехала со съемной квартиры. Поставила себе условие не притрагиваться к деньгам на первый взнос по ипотеке и начала искать свой идеальный город. По неделе жила в Калининграде, Петрозаводске, Мурманске, Минске, Ярославле, а потом приехала в Анапу и поняла, что последняя зарплата и деньги, вырученные на авито, подошли к концу.

Я попробовала откликаться на вакансии здесь, но на такую зарплату, как предлагали, я последний раз выживала в студенчестве. Однако мне очень понравился город, в конце зимы здесь было совсем не холодно, казалось, что мне всю жизнь не хватало чашки какао с примесью соленого воздуха. Впервые за долгое время я познакомилась в тиндере с человеком, который оказался мне интересен: мы одинаково шутим, оба любим собак колли и играем в покер.

Я решила, что это, наверное, какой-то шанс от вселенной на улучшение жизни. И вложилась здесь в новостройку — если что, всегда можно продать. Я вернулась к фрилансу. У меня полно клиентов по всему миру, не проблема взять много параллельных проектов.

Я не уверена, что Москва на удаленке представляет большой интерес, а сейчас я впервые постигаю плюсы жизни в небольшом и теплом городе. Практически год я здесь, и ни о чем не жалею. Я сама регулирую количество проектов в месяц.

Доход колеблется от 50 до 100 тысяч. На эти деньги я без труда закрываю ипотеку, хожу в кофейни и спортзал, подумываю купить машину и откладываю на подушку безопасности.

В какой-то степени я пересмотрела свое отношение к фрилансу — если мне интересно и комфортно работать, то не на что жаловаться. Уезжать пока никуда не хочу. Хотя бы потому, что недавно мы съехались с Олегом — человеком, с которым познакомилась в первую неделю в Анапе. И кажется, строим большие планы на будущее.

Алекс, 33, айтишник

В январе этого года я переехал на остров Самуи. Раньше жил в Харькове и пять лет работал в «Укртелекоме» по специальности — занимался компьютерными системами. Потом вспомнил про свою главную мечту — свободно перемещаться по миру, уволился и стал искать стажировки.

Сначала приехал в Бразилию учить детей английскому. Правда, я знал только базу, но мог и сам брать уроки в рамках этой же программы. Так что прокачал язык и завел друзей — носителей самых разных культур. Больше узнал про религии мира, заинтересовался Индией и отправил заявку на оплачиваемую стажировку в стартапе по продаже чая. Меня очень вдохновила их идея собирать чай и сразу упаковывать его в вакуум. Таким образом до покупателя доходит продукт совсем без потери полезных свойств.

Я прошел несколько собеседований и завис в Индии на два с половиной года. В стартапе ты сразу видишь свой большой вклад в компанию: да, ты засиделся до ночи, но ты знаешь, что сделали большую закупку и человек насладится. У нас было отличное финансирование, и я получал удовольствие от работы, но внезапно понял, что если бы у меня была полная свобода от денег, то я не пришел бы в офис вообще. Я взял накопленные деньги и уехал путешествовать, определяться, где хочу находиться и что делать. Этот план не особо сработал — я вернулся в Харьков и стал работать в IT.

Потом началась пандемия, мы все стали работать из дома. Я подумывал, что надо уехать. Хотя я привык к определенному уровню дохода и не был готов к настоящему дауншифтингу, но также не был готов к работе с девяти до пяти. Мне хотелось в свободном режиме делать что-то, что будет соответствовать моему мировоззрению. Будучи в поисках, я приехал помедитировать на ретрит в Таиланд. И здесь всё сложилось само собой.

Я точно так же выполнял рабочие задачи с ноутбука (уточнил, что могу не возвращаться в харьковский офис).

В нашей компании я занимаюсь поддержкой клиентов по всему миру, все находятся в разных часовых поясах, поэтому я совершенно не привязан к графику.

Должен ответить всем клиентам, но совершенно неважно — когда именно. Хотя в офисе было прикольно: мы хорошо общались с коллегами, играли в настольный теннис во время кофе-брейков; только здесь, на Самуи, я полностью избавился от угнетающей мысли «будет понедельник».

Я не особо выпал из социальной части своей работы — каждый день у нас проходят 15-минутные митинги в зуме, когда распределяем задачи и можем перекинуться новостями. Мне вполне хватает такого общения с коллегами. А то, что тебе не надо продумывать лук на день и можно сходить поесть всегда, когда хочется, — для меня вообще отдельный бонус.

Мы всей компанией увидели, что ничего не потеряли в производительности. Можно даже сказать, что появилось много новых проектов и клиентов внутри них. Как будто в свободной атмосфере сотрудники проявляют больше инициативы. Не уверен, что хочу прожить всю жизнь в Таиланде, но и понятие «вернуться домой» для меня уже полностью размылось. В Таиланде добрые люди, очень приятный тропический климат, отличные фрукты. Пока нет причин уезжать.

У меня зарплата две тысячи долларов, с этой суммой я вроде бы ни в чем себя не ограничивал и в Харькове. В Таиланде спектр возможностей еще шире: туристов нет и все цены упали, хотя и так никогда не были высокими. При необходимости я бы вполне мог жить на 500 долларов в месяц. Однако выбираю комфорт и свои интересы. Снимаю номер в ретритном отеле за 600 долларов, хотя неплохую виллу можно снять и за 300. Плачу еще отдельно за ретрит-сессии. Семьдесят долларов в месяц уходит на аренду байка. Я питаюсь готовой веганской едой в местном кафе, каждый день беру сладости и кофе, иногда могу взять пад-тай в городе.

Таким образом, мой ежемесячный расход на еду — примерно 400 долларов. 300 долларов я вкладываю в проекты своих друзей по ретриту, потому что я вижу, как они помогают людям, и хочу быть причастным к развитию. Остатки расходятся по мелочам.

С одной стороны, я совсем ничего не откладываю.С другой — здесь я постоянно взаимодействую с людьми, которые успешно открывают свои стартапы. Да, сейчас это не денежный эквивалент, но в то же время это те скилы, с помощью которых можно впоследствии открыть свой бизнес.

Коллеги иногда спрашивают во время созвонов, когда я вернусь домой. Но у меня нет ощущения, что дом там, в Харькове: дом перемещается со мной по миру. Иногда у нас заходит речь про то, что придется когда-то вернуться в офис. За всё время, что я в онлайне, дела всегда шли только лучше. Так что надеюсь на понимание руководства и хочу остаться на удаленке. У нас классная команда, интересные задачи и прибыль, которая помогает мне находиться там, где я хочу. Мне кажется, в скором времени станет моветоном звать человека в офис и не оставлять выбора. Мир слишком изменился.

Корректор/литредактор: Варвара Свешникова
Фото: iStock

Есть что сказать по теме? Пишите.

Похожие статьи