Униженные и оскорбленные: как начальство доводит до исступления

«За это она получила кличку Освенцим»

2 514
Люди

Руководителей, как и родителей, не выбирают. К сожалению, во многих российских компаниях всё еще практикуется стрессовое управление.

«Стресс-менеджмент» там понимают не как умение предотвратить стресс и уменьшить его влияние на здоровье, а ровно наоборот: как политику руководства, когда к рядовым сотрудникам применяются силовые психологические методы и регулярное давление. Стрессовый руководитель не гнушается кричать, манипулировать, оскорблять и устраивать «публичные порки», часто вторгается в личное пространство. Мы собрали три истории о работе с такими людьми.

Анна: «У меня руки дрожали от стресса, а она кричала, что я больная»

Когда-то я работала в финансовом отделе крупного предприятия. Отделом руководила истеричная девушка. К тому же властная, завистливая и высокомерная. Она постоянно была чем-то или кем-то недовольна, раздражительна. С пол-оборота заводилась и орала по нарастающей, доходя до апогея. Разговаривала в основном в повелительном наклонении, швыряла бумаги, позволяла себе делать сотрудницам нелестные замечания по поводу одежды, прически. Влезала с критикой и советами в личную жизнь сотрудников, при этом не имея собственной. Учила всех и вся жизни, профессии и даже русскому языку. По ее мнению, я была никчемным специалистом, который к тому же и запятые расставить правильно не способен. «Повтори правила грамматики, а завтра мне их расскажешь и покажешь, как расставила запятые».

Могла заставить сотрудников по очереди читать вслух один и тот же документ, который, по ее мнению, был неверно составлен. При этом презрительно комментировала услышанное, чем прилюдно унижала автора документа.

Иногда она как бы спохватывалась. Пыталась стать своей в доску. Организовывала совместные походы в кино или боулинг. Где вела себя как лучшая подруга, хохотала, шутила и говорила, какой у нас классный, дружный коллектив. А в офисе снова входила в роль жесткого начальника, и всё начиналось по новой. «Кто ты такая, чтобы со мной спорить?» «На меня смотри, когда я с тобой разговариваю!» «Нет ты сделаешь, как я хочу! Меня не волнует, что юридически это сделать нельзя. А ты смоги!» Абсолютная и всепоглощающая уверенность в своей власти и правоте во всём.

С ней было трудно и неприятно согласовывать вообще что-либо. Она оскорбляла, поучала, давала оценку умственным способностям не то что рядовым сотрудникам, а начальникам других отделов. Крик, переходящий в визг, мат, отсутствие уважения — ну действительно просто какой-то диктатор в юбке. За что получила кличку Освенцим.

Перед руководством она вела себя замечательно. В их глазах все достижения отдела были целиком только ее заслугой. А косяки — исключительно заслугой сотрудника, который «будет очень наказан». И плевать, что «косяк» произошел исключительно согласно ее прямому распоряжению, с которым нельзя было спорить. Потом она всё чаще стала вешать всех собак на меня. Как же она орала, как уничижала. У меня руки дрожали от стресса, а она кричала, что я больная. В итоге я не вынесла этого мракобесия и уволилась. Спустя какое-то время весь отдел написал заявления в один день и положил эту стопку ей на стол.

Мне понадобилось длительное время, чтобы поправить свое здоровье после такого «катка». И чтобы ее простить — тоже. Ведь, по сути, она глубоко несчастливая женщина, у которой вместо семьи есть только кошка и гастрит.

Кристина: «С тех пор пятницы я не люблю»

У нас очень своеобразный начальник отдела. Раньше он, как и мы, был менеджером отдела продаж. Поначалу с ним было очень комфортно работать. Хотелось делать работу как можно лучше, чтобы не подвести и порадовать успехами. Ведь он «наш»!
Но потом что-то пошло не так. Началось это после его обучения на каких-то курсах. Оттуда приехал совсем другой человек. Который обесценивал любые достижения. Который, не повышая голоса, мог унизить и раздавить морально. Который на планерке мог спокойным тоном бесконечно задавать вопрос «Почему ты не выполнила эту задачу?».

Казалось бы, ты ответил на этот вопрос один, два, три, пять, восемь раз и руководитель уже мог бы высказать свое недовольство. Но нет! Он на все твои ответы снова и снова продолжал повторять: «Почему ты не выполнила эту задачу?» — молча на тебя смотреть и доводить до исступления.

Он не продолжал планерку, пока не раскрутит сотрудника на эмоцию. Будь то слезы, если ты девушка, или же красное лицо и играющие желваки, если парень. Происходило это по пятницам. Видимо, чтобы в выходные нам было над чем подумать.

Был момент, когда собственник компании сделал пятницу коротким днем за счет сокращения обеденного перерыва. Наступила первая такая пятница. Мы, радостно галдя, засобирались домой в 17:30, и тут он говорит: «А с чего вы взяли, что это как-то на вас распространяется? Вы­ — не все! Отдел продаж будет уходить с работы во столько, во сколько я сочту нужным и когда я разрешу! Вам что, заняться нечем? Я сейчас вам всем работу быстро найду!»

Когда у него появился отдельный кабинет, в нашем отделе образовалась видеокамера. Никто не счел должным не только поставить нас в известность, но и как-то прокомментировать ее появление после монтажа.

Не заставил себя ждать и очередной приступ всевластия. Как-то поставил он передо мной задачу предоставить определенную информацию по клиентам до 15 часов. Я ее выполнила в срок и выслала ему на почту. Задачу в программе закрыла. Доработала до конца рабочего дня. К слову, это тоже была пятница! Ну и поехала домой. Успела добраться, зайти в квартиру, переодеться, поставить на плиту чайник, и тут… звонок!

— Ты что мне прислала?! Я тебя совсем не это просил сделать! Как ты посмела закрыть задачу и спокойно уехать домой!

— Я сделала ровно то, что было написано в задаче, и до указанного времени.

Далее последовало что-то про женскую и мужскую логику и тому подобное. Что он имел в виду совершенно другое, а не то, что я прочла в задании. Я не стала спорить и что-то доказывать. Сказала, что сейчас удаленно зайду в программу и сделаю, как он скажет. Но не тут-то было!

— Ну уж нет! Не надо мне никаких «удаленок»! Немедленно возвращайся в офис и переделывай всё на рабочем месте. И пеняй на себя, если я тебя не увижу там, когда посмотрю в камеру наблюдения!

И противнее всего то, что мне пришлось вернуться.

Он знал, как мною манипулировать. У меня были неприятности в семье. Я реально дорожила своим рабочим местом и хорошей зарплатой. С тех пор пятницы я не люблю.
Считаю, что для руководителя подобные поступки неприемлемы. Нельзя самоутверждаться таким образом. Конечно, идеальными руководителями никто не рождается. Но работать над личными качествами управленцам нужно постоянно. Независимо от того, начинающий ты руководитель или уже генеральный директор.

Байки от редакторов, истории, которые нас зацепили, полезные и бесполезные сообщения-«молнии» — всё в ТГ-канале «Просто работы». Не хватает только вас.

Почитать

Игорь: «Ему просто нравилось выводить человека из эмоционального равновесия и прижимать в этот момент к стенке»

Однажды у меня был начальник, который играл своей властью, как ребенок новой игрушкой. Крутил людьми, как винтиками, и наблюдал, когда же сломаются.

Он очень редко повышал голос. Разговаривал спокойно, улыбаясь, и при этом размазывал тебя по стенке.

Диалог с ним вести было непросто. При обсуждении результатов моей работы или каких-то рабочих вопросов он доводил меня до белого каления. Переворачивал обстоятельства на ходу, отказывался от сказанного им ранее, переиначивал задания и в результате подводил к тому, что я плохой специалист, который неверно трактует его распоряжения. Я это называл «переобувался в тройном прыжке с переворотом». Меня не покидало ощущение, что ему просто нравилось выводить человека из эмоционального равновесия и прижимать в этот момент к стенке.

После таких планерок было ощущение, что из меня делают дурака.

В фавориты он выбрал самого дерзкого сотрудника, разговаривающего матом не только с нами, но и с клиентами. Ему часто сходило с рук всё то, за что нам доставалось по полной программе. Если он его и отчитывал, то весьма наигранно. Ему занижались планы за счет их повышения другим менеджерам. И, перевыполняя их, он получал премии. Это было довольно унизительно — по отношению к другим сотрудникам, которых он гонял как сидоровых коз.

Потом мы узнали, что тот был другом его брата.

Иногда он слишком заигрывался своей властью. Например, с трудом отпускал сотрудников в больницу. «А что, в выходной день это нельзя сделать?» «Почему ты снова отпрашиваешься, ведь неделю назад я тебя уже отпускал!» «Решай свои проблемы во внерабочее время». Как будто он совершенно не в курсе, как работают поликлиники и исследовательские лаборатории. И о том, что врача нужно посещать не один раз в жизни. В отпуск мы вообще годами не ходили.

У меня скопилось около 60 отпускных дней и бешеная усталость.

Когда я пришел к нему с заявлением на отпуск, он выпучил глаза: «А с чего ты решил, что я тебе его дам?» Отвечаю: «Ну хотя бы потому, что он мне положен по праву и я уже более двух лет не был в отпуске».

И тут следует просто непредсказуемая реакция: «А вот это неверный ход! Ты выбрал неправильную стратегию. Не зли меня!» Потом развалился в кресле и продолжил: «Ну давай, попробуй меня убедить иначе. Какие еще аргументы у тебя есть?»

Понимаете, да? Я должен был выпрашивать себе законный отпуск. Ну и тут я перестал сдерживаться. И сказал: «Самый главный аргумент: а не пойти ли тебе на *** со своими амбициями?» И написал заявление на увольнение.

Корректор/литредактор: Варвара Свешникова
Иллюстрация: Anzhelika Poltavets / IStock

Есть что сказать по теме? Пишите.

Похожие статьи